Covid-19 в Україні/Кременчуці
Дані МОЗ України. Оновлення: 30.11.2020 10:00
Підтверджені:
Україна732625
Кременчук3010
Хворі:
Україна375149
Кременчук1351
Одужало:
Україна345149
Кременчук1577
Померло:
Україна12327
Кременчук82

Почему так дорого? В Кременчуге ПЦР-тесты для вернувшихся из-за границы на 600 гривен дороже, чем в Полтаве

24.07.2020, 19:01 Переглядів: 19 742 Коментарів: 1

 

И зачем чиновникам «лишнее звено» в схеме

В Кременчуге платный ПЦР-тест в коммунальной лаборатории стоит 1 582 гривны, а в Полтаве – 992 гривны, на 600 гривен дешевле. Мэр и руководитель горздрава говорят, что так надо.


С 15 июля в Кременчуге предоставляется платная медицинская услуга – горожане, вернувшиеся из-за границы, из стран «красной зоны» (высокий уровень заболеваемости COVID-19), могут сделать платный ПЦР-тест. Если результат на COVID-19 будет негативным, они освобождаются от обязательной 14-дневной самоизоляции.


Цена этой услуги в Кременчуге 1582 гривны, тариф утвержден исполкомом. Мазки берут в поликлиническом отделении больницы «Приднепровской» на Леонова, 12, потом их везут спецтранспортом в Кременчугский перинатальный центр ІІ уровня – и уже там, в ПЦР-лаборатории, проводят исследование.


 


Платный ПЦР-тест в Кременчуге могут сделать не только горожане, но и жители Кременчугского района. Более того, их могут делать не только путешественники, вернувшиеся из-за границы, но другие лица, решившие в частном порядке проверить состояние своего здоровья.


Руководитель горздрава Максим Середа сообщил, что уже за первые три дня работы (15-17 июля) было сделано 22 таких платных ПЦР-теста.


«ТелеграфЪ» заинтересовало, почему анализ по-кременчугски намного дороже, чем аналогичный анализ по-полтавски?


Платный ПЦР-тест в вирусологической лаборатории Полтавского областного лабораторного центра стоит вместе с налогом 991.80 грн – это если мазки берут в лаборатории. А если мазки привозят уже из больницы, то цена теста ещё ниже – 887,99 грн.


 



«ТелеграфЪ» спросил чиновников, почему в Кременчуге ПЦР-тестирование на 600 гривен дороже?


Руководитель горздрава Максим Середа ответил:

– Я ще раз повторюю, Полтавський лабораторний центр фінансується з державного бюджету, у них наразі 100% фінансування, тому вони можуть собі дозволити і одноразові захисні речі, і інше. А наша лабораторія фінансується з міського бюджету!


Он объяснил, что тесты и другие расходные материалы для платного ПЦР-исследования для кременчугской лаборатории закупаются из специального фонда предприятия (перинатального центра и больницы «Приднепровской»).


Мэр Кременчуга Виталий Малецкий добавил, что в стоимость платного ПЦР-исследования заложены расходы на амортизацию лаборатории – на эти цели в каждом анализе заложено по 50 гривен.


Максим Середа уточнил, что вирусологическую лабораторию нужно содержать, необходимо проводить калибровку лабораторного оборудования, техническое обслуживание, замену фильтров, – на всё это деньги из местного бюджета не выделялись, лаборатория должна зарабатывать их сама.


«ТелеграфЪ» интересовало, какие расходы составили основу тарифа на платное ПЦР-тестирование?


Руководитель горздрава ответил, что в тариф заложены расходы на приобретение ПЦР-тестов, реактивов для них, амортизация лабораторного оборудования, зарплата медработникам, приобретение дезсредств, одноразовых средств индивидуальной защиты для персонала, водоснабжение, электроэнергию, замену фильтров биологической защиты, а также расходы на бензин для транспортировки биоматериала.


В связи с этим у «Телеграфа» возник очередной вопрос – зачем в эту затратную схему горздрав включил дополнительное звено – больницу «Приднепровскую»?


В поликлиническом отделении «Приднепровской» не делают ПЦР-тесты, там только берут мазки и везут их потом в вирусологическую лабораторию перинатального центра, где и проводят ПЦР-тестирование. Зачем так сложно?


Кроме того, «Приднепровская» вообще не включена в перечень лабораторий, которые имеют право проводить ПЦР-тесты для вернувшихся из-за границы граждан. Этот перечень размещен на сайте Центра общественного здоровья МОЗ. «Приднепровской» там нет, а кременчугский перинатальный центр там есть. Ну так и берите мазки в роддоме и не катайте их по городу, почему нет?


Вот что ответил по этому поводу руководитель горздрава Середа:


– ПЛР-лабораторії є об’єктами суворого епідемічного режиму! Там вузьке коло обізнаних медпрацівників, які мають право доступу. Ми виділили окреме приміщення з окремим входом, щоб не перетиналися шляхи пацієнтів, щоб не робити це в приміщеннях перинатального центру, де теж посилений протиепідемічний режим, там є вагітні, там можуть бути лише їхні родичі.


Красивый ответ – но только для людей «с короткой памятью», забывших, что чиновники говорили по поводу лаборатории в перинатальном центре раньше. Весной, когда для борьбы с коронавирусом в перинатальном центре открывалась вирусологическая лаборатория, руководитель горздрава Середа, а также мэр и профильный вице-мэр утверждали, что она абсолютно безопасна для беременных.


Тогда кременчужане волновались, что такая лаборатория открывается на территории роддома. Депутат Иванян даже обращение Малецкому написал с предложением перенести лабораторию в другое место. Но чиновники утверждали, что лаборатория безопасна для беременных. Она действительно находится в отдельно стоящем здании, а не в роддоме, и вход и въезд туда отдельный, с другой улицы. Так что потоки беременных и потоки пациентов, пришедших на ПЦР-тестирование, не пересекаются.


Тогда зачем в схему платного ПЦР-исследования горздрав включил лишнее звено – больницу «Приднепровскую»?

На этот вопрос «Телеграфу» ответил директор больницы «Приднепровской» Виктор Скачко:


– Виктор Иванович, зачем в схему включили вашу больницу?
– Это сделано исключительно для безопасности кременчужан, чтобы избежать контактов других пациентов с людьми, по которым есть подозрение на COVID-19, выбрали нашу поликлинику, наше помещение самое отдаленное. Другие поликлиники находятся при больницах – и вторая, и третья, а наше расположено отдельно, там отдельный вход, всё как положено, наши пациенты с ними не пересекаются.


– Вы говорите о помещении, которое оборудовали для наркоманов, получавших у вас по государственной программе метадон?
– Да, да.


– А наркоманы как же, они разве не пересекаются с пациентами с подозрением на коронавирус?
– Наркоманов там нет, Нацслужба не подписала с нами договор на эту программу, так что их нет. Это дело с забором материала хлопотное для больницы и не такое уж прибыльное. У нас три человека полдня занимаются забором материала и оформлением документов, эти люди должны получить зарплату, потом мы везем материал, и бензин мы покупаем за деньги больницы, из бюджета нам это не оплачивают.


– Если это так хлопотно, почему мазки берут у вас и везут их в лабораторию перинатального центра? Разве нельзя сразу брать мазки в лаборатории?
– На территории роддома в лаборатории мазки не берут, в перинатальном центре вообще не берут мазки, не только у тех, кто вернулся из-за границы, но и у всех других – к ним выезжают мобильные бригады. Это разные вещи – забор материала и анализы! Опасна же не пробирка, опасен человек-носитель заболевания! Поэтому надо было исключить контакты с другими пациентами.


– Почему же Полтавский лабораторный центр в одной лаборатории и мазки берет, и анализы делает?
– Так это отдельно стоящее здание, там нет пациентов, это же не больница!

компанія «Інтера Люкс»

Коментарі: 1

22
9 сентября 2020 07:49

Вот проходимцы, устроили  себе бизнес... Как на рекламу мэра в собственной, никому кроме них самих ненужной газете, так 9 миллионов нашли, а как сделать нормальную цену в городской же поликлинике для кременчужан, так денег нет. 


3 0

Інформація

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коментувати статтю можуть тільки зареєстровані користувачі.
Будь-ласка, УВІЙДІТЬ або ЗАРЕЄСТРУЙТЕСЬ.
Ознайомтесь із правилами коментування.
  • НОВИНИ ПАРТНЕРІВ:



Вверх