Незабутній маєток Кочубеїв: Полтавщина була заповідником найбагатших дворянських гнізд Російської імперії

23.11.2021, 13:03 Переглядів: 7 048 Коментарів: 1

 

Предмети з маєтку передали до краєзнавчого музею 

Мальовнича природа Полтавщини, родючі чорноземи, працелюбні невтомні хлібороби здавна притягували ласі до чужого добра очі можновладців. Спочатку козацька старшина – де правдами, а здебільшого неправдами – як пожалування на ранг або винагороду за реальні чи значно перебільшені військові подвиги, отримувала все нові й нові колишні вільні полтавські землі. А згодом козацька старшина поріднилася із російською аристократією. І вже на початку ХІХ ст. Полтавщина перетворилася на такий собі заповідник найбагатших дворянських гнізд Російської імперії. Тут знаходилися садиби Муравйових-Апостолів, Закревських, Капністів, Остроградських та багатьох-багатьох інших. Та навіть на такому колоритному фоні неймовірним багатством, казковою розкішшю, витонченим художнім смаком виділявся маєток Кочубеїв у Диканьці.

Диканька – одне з найвідоміших сіл України. І, певно, тільки дуже ледачий не писав про неї. Починаючи від О. С. Пушкіна і М. В. Гоголя і закінчуючи нашими сучасниками, які після мандрівки в це легендарне село діляться своїми враженнями в соціальних мережах. То ж ми, аби не повторювати вже добре відоме, дозволимо собі передрукувати статтю М. Лернера «Диканька» з улюбленого журналу красивого життя «Столица и усадьба» (№ 66, 1916 рік), зберігши мову оригіналу.

 
«Диканька.
Имение князя Виктора Сергеевича Кочубея.
Имение «Диканька» Полтавской губернии и уезда принадлежит уже с XVII ст. роду Кочубеев. В настоящее время владеет имением князь Сергей Викторович Кочубей, главный управляющий Уделов. 

Віктор Сергійович Кочубей – князь, обер-офіцер лейб-гвардії Кавалергардського Її Величності полку. Середина 1880-х рр.

Не сохранилось, к сожалению, точных данных, на каком месте была построена первоначальная усадьба – на том ли, где теперь выстроен новый дом. Большинство других построек усадьбы возведены в начале ХIX столетия. Точно даты также не установлены.

Газонний герб князів Кочубеїв. Поштова листівка початку ХХ ст

«Вечера на хуторе близ Диканьки» получили своё название, понятно, от этой усадьбы и села. Село почти рядом с усадьбой, только прейти через гору, и в этом селе до сих пор сохранилась каменная старинная церковь, которую описывал Гоголь в своей «Ночи под Рождество». Именно её расписывал кузнец Вакула и в ней же казачки в притворе показывали детям намалеванного черта – «Глянь-ка, яка кака намальована».

Миколаївська церква в маєтку князя Кочубея. Початок ХХ ст.

Усадьба Гоголя граничит с Диканькой. Н. В. Гоголь постоянно бывал в Диканьке, состоя в самых дружеских отношениях с семьёю Кочубеев. Диканька, как и ряд других усадеб, в то время была маленьким культурным центром, куда привлекало не только Гоголя, но и других писателей и интересных людей той эпохи. К сожалению, дом в усадьбе Гоголя, тот самый деревянный небольшой дом, в котором жил Н. В., недавно сломан.

«Про Диканьку, думаю, вы наслышались вдоволь», – уверенно обращался к читателям пасечник рудый Панько, начиная свои «Вечера на хуторе близ Диканьки»: «И то сказать, что там дом почище какого-нибудь пасечникова куреня. А про сад и говорить нечего: в Петербурге вашем, верно, не сыщете такого».

Не одно заветное предание русской истории и литературы связано с Диканькой. Становится она известна с середины XVII столетия, и долго её нивы орошались польской, украинской, татарской, шведской, русской кровью. Почти два с половиной века ею владел род Кочубеев.

Диканька – «гоголевские места», «Гоголевщина». Здесь великий писатель испытал первые впечатления, навеваемые природой, узнал язык и душу народа. В двадцати пяти верстах от Диканьки находится родовое имение Гоголей Яновщина (Васильевка), где протекло детство писателя. Но родной для него была и Диканька. Перед чтимым во всей округе образом Николая Чудотворца в Диканьской Николаевской церкви, стоящей в величавом, старом дубовом лесу, Мария Ивановна Гоголь молила Бога послать ей сына и дала обет назвать его Николаем. Сюда и впоследствии часто приезжали яновские паны на богомолье, иногда «по усердию» совершали путь «апостольскими стопами». Обаяние святыни сливалось с обаянием природы и поддерживало строение, которое отличало семью, давшую миру Гоголя.

Мнительная Мария Ивановна Гоголь однажды писала сыну, что будто бы: «Князь Кочубей мерял нашу землю», и у нее возникло подозрение, не собирается ли могущественный сосед, председатель Государственного Совета, оттягать Яновщину. Сын отнесся к этому нелепому известию хладнокровно и, сказав несколько слов по адресу местных олухов, собственные языки которых можно мерить аршинами, успокоил мать: «Велика важность, что князь Кочубей мерил нашу землю! Пусть он хоть всю ее поместит у себя на плане. Мы можем поместить его Диканьку у себя на плане. Все это вздор!».

Яновщинский помещичий дом, в котором прошли детские годы Гоголя, потолки и стены которого он сам впоследствии расписывал, уже не существует и вся гоголевская усадьба распланирована но новому, исчез и тенистый сад (Прим. автора: В 1979–1984 гг. садиба М. В. Гоголя была відновлена.

Заповідник М. В. Гоголя в селі Василівка

 

Но в Диканьке любящая заботливость и богатство Кочубеев сохраняли все, как было в оные дни, и цветут и шелестят могучие дубы, под которыми когда-то бегал маленький Никоша Гоголь.
Пушкин воспел их в «Пенатах»:
«Цветет в Диканьке древний ряд
Дубов, друзьями насажденных, –
Они о праотцах казненных
Доныне внукам говорят…».

 
Эти «друзья», «Праотцы» – генеральный войсковой писарь Василий Леонтьевич Кочубей и его родственник полковник Искра, обличители Мазепы. Не будем разбираться в подробностях слишком общеизвестной исторической и романтической трагедии, которая связана с этими именами. Все в Диканьке говорит о безвинно погибшем страдальце Кочубее, о коварном изменнике Мазепе, о несчастной Матрене Васильевне – опоэтизированной легендою Марии. До сих пор показывают в Диканьке «Мазепин дуб», почти пяти сажень в обхвате, – под ним будто бы происходили свидания Матрены с гетманом, хотя место действия романа почти с полной уверенностью можно ограничить Батурином, гетманскою столицею. Неподалеку от Диканьки, в Старых Будищах, в женском монастыре, ныне не существующем, говорят, кончила свои дни Матрена Васильевна, в иночестве Евфросиния, но и это предание ничем не подтверждается. Как величайшая родовая святыня, хранится в Диканьском помещичьем доме сорочка В. Л. Кочубея; там же ряд реликвий эпохи Петра Великого и шведской кампании и большая библиотека, богатая рукописями и книжными редкостями.

Прекрасна тамошняя природа, и славится красотою население. В конце шестидесятых годов Диканьку посетил покойный историк южной России А. И. Маркевич. «Я восхищался, – рассказывает он в одной заметке о князе В. П. Кочубее, – красотою местности, но не мог не обратить внимания и на красоту диканьских крестьян, как мужчин, так и женщин; даже старики и старухи отличались стройностью фигур и, пожалуй, своеобразной красотою. Когда я сообщил о своем наблюдении управляющему, тот объяснил мне, что, по преданию, покойный князь, любя Диканьку и часто заезжая сюда, непременно желал видеть в ней красивое население, поэтому всех некрасивых парней переселял, а девушек выдавал замуж в другие свои многочисленные имения, хорошо обставляя их материальное положение, и, наоборот, везде в них выбирал красивых парней и девушек и переселял в Диканьку... Насколько это верно – я, разумеется, сказать не могу; но я такого красивого населения, как в Диканьке, не встречал нигде, а во времена крепостного права и не такие затеи были возможны». (Вообще эта оригинальная «калипедия» была в духе почтенной старины: так Фридрих Великий следил за браками своих рослых красавцев-гвардейцев и сам подбирал им жен).

Певец «Полтавы» в свои лицейские годы одно время увлекался дочерью этого Кочубея, Виктора Павловича, с 1799 г. графа, с 1831 – князя, графиней Натальей Викторовной, которая была двумя годами моложе поэта и жила тогда в Царском Селе. «Едва ли не она была первым предметом любви Пушкина», – писал один из его товарищей. К ней относится стихотворение «Измены», и, несомненно, она фигурирует в «Дон-Жуанском списке» Пушкина под именем «Натальи I»; впоследствии она была замужем за графом А. Г. Строгановым, министром внутренних дел, потом новороссийским генерал-губернатором. Имя Диканьки и связанные с нею предания могли быть известны Пушкину гораздо раньше, чем началось его знакомство с историческими источниками и вообще с литературной традицией, раньше, чем побывал он на юге».
На цьому закінчується стаття. А ми додаємо коротку інформацію про долю Диканської садиби та її останнього володаря.

Автор: Кандидат мистецтвознавства Алла Лушакова

Коментарі: 1

251
23 ноября 2021 18:13

Всё как всегда. "Братушки" строили себе "дворянские гнездышка" на нашей земле, а оккупированное население - делали своей обслугой или отправляли в командировку в один конец покорять просторы Крайнего севера Евразии и рыть беломорканалы/строить БАМы


5 21

Інформація

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коментувати статтю можуть тільки зареєстровані користувачі.
Будь-ласка, УВІЙДІТЬ або ЗАРЕЄСТРУЙТЕСЬ.
Ознайомтесь із правилами коментування.
  • НОВИНИ ПАРТНЕРІВ:



Вверх