Кременчужанин, именем которого назвали планету

8.07.2018, 09:00 Переглядів: 7 999

 

Рассказ о репрессированном астрономе, чьим именем названы лунный кратер, планета и улица в Кременчуге

Он был директором главной обсерватории Российской академии наук, учёным в области астрофизики, физики Солнца и звёздной астрономии. Его приглашали работать в Гарвардскую обсерваторию, а труды выходили в США. Но пару доносов – и ученого не стало.


Улица академика Герасимовича – так теперь называется бывшая улица Сербиченко, самая длинная в Крюкове. Но есть еще и малая планета – Герасимович. И лунный кратер его имени. Кем был человек, которого приговорили к расстрелу и в тот же день привели приговор в исполнение?


Борису было 3 года, когда ушёл из жизни его отец - врач, директор Кременчугской уездной больницы. В 10 лет он поступил в Полтавскую гимназию, но не доучился год: за участие в революционных волнениях его исключили. Герасимович был активным членом боевой организации партии эсеров, за что четырежды подвергался арестам. И в общей сложности провел два года в заключении. Но в итоге ему удалось получить аттестат и стать студентом физико-математического факультета в Харькове.


Блестящий студент уже на втором курсе университета получил завидную премию, а по окончании, по ходатайству его учителя Л. Струве, он был оставлен в университете «для приготовления к профессорскому званию». По мнению выдающегося физика,  Герасимович был его «вторым лучшим студентом» за четверть века.


Далее – звание доктора физико-математических наук, высокие должности, заграничные командировки: Дания, Франция, США. Три года он был в научной командировке в Гарвардской обсерватории по приглашению его руководства.


Около половины всех работ написаны по итогам исследований, проведенных (и, собственно, опубликованных) в США.


В 1931 году Герасимович был приглашен в Пулково заведовать Астрофизическим сектором, а с 1933 года стал директором Пулковской, тогда Главной Российской астрономической обсерватории. Под его руководством авторитет Пулково быстро восстанавливался. Многие просились сюда на работу.


Вклад в науку

 

Борис Петрович Герасимович был одним из первых и выдающихся астрофизиков-теоретиков и специалистов в звездной астрономии, организатором науки, уже в 20-е годы известным у нас и за рубежом. Основные его работы связаны с проблемами нестационарности звёзд, их внутреннего строения и эволюции, звёздной статистики, физики межзвёздной среды и планетарных туманностей, строения звёздных атмосфер, теоретической астрономии, физики Солнца. Находясь в научных командировках в США, в 1927 году совместно с голландско-американским астрономом Виллемом Якобом Лейтеном Борис Петрович Герасимович определил расстояние Солнца от галактической плоскости, а в 1928 году совместно с американским астрофизиком Дональдом Говардом Мензелем он выполнил пионерскую работу, рассматривающую процессы высвобождения энергии звёзд с точки зрения статистической механики. Борис Петрович стал первым астрономом, серьёзно рассмотревшим астрономические аспекты космических лучей. Он уделял много внимания изучению Солнца. Принимал участие в нескольких экспедициях для наблюдения полных солнечных затмений. Всего его научное наследие насчитывает более 170 научных статей.


Астрономы-«революционеры»

 

С 1934 года советская и мировая астрономическая наука готовилась к солнечному затмению 19 июня 1936 года. Оно должно было наблюдаться преимущественно на территории СССР. Расширившиеся в связи с этим зарубежные контакты директора Пулковской обсерватории Герасимовича привлекли внимание НКВД. Ведь велась интенсивная переписка с зарубежными астрономическими учреждениями и астрономами, стремившимися приехать на затмение. Было начато расследование «контрреволюционной вредительской организации» в среде научно-технической интеллигенции Санкт-Петербурга.


Затмение вошло в энциклопедию как Большое советское затмение. Герасимович руководил подготовкой к наблюдению, что отнимало много времени и сил. Тогда впервые была разработана единая программа наблюдений. В зоне затмения были установлены шесть стандартных коронографов. Во время этого затмения экспедиции получили ценные сведения о движениях в короне. Работа была отмечена благодарностью и премией Академии. Результаты по затмению Комиссия намеревалась издать в нескольких томах, из которых первые должны были выйти в течение 1937 года. Но этого издания Герасимович уже не увидел: плоды этой колоссальной организаторской и наблюдательской деятельности пожинали уже другие...


Уже в 35-м над астрономами начали сгущаться тучи. В обстановке разраставшегося с начала 30-х гг. и нагнетавшегося культа личности Сталина, в атмосфере растущей подозрительности разворачивались массовые репрессии против многих тысяч людей. Под громкими лозунгами борьбы с «вредителями» возникали и проносились смерчами кампании травли ученых в печати - их политические обвинения по самым вздорным и надуманным поводам. В ноябре 1935 г. в Пулково неожиданно была направлена проверочная комиссия, в которой не было ни одного астронома. На Герасимовича и его коллег посыпались обвинения. Его обвинили в введении «гарвардских тем», в приобретении якобы устарелой заграничной техники в ущерб отечественной, в дублировании некоторых зарубежных работ, научной несостоятельности.


Обвиняли в печатании научных работ в основном в иностранных журналах. Герасимович два раза подавал просьбу о своей отставке с поста директора. «В качестве свободного от директорства научного работника я был бы гораздо полезнее Академии наук. ...По объективным причинам я был бы более ценным научным работником, чем администратором». Но общее собрание АН СССР отклонило просьбу Бориса Петровича, считая его освобождение от обязанностей директора обсерватории «невозможным». Напротив, ему было предложено изложить свои соображения Президиуму АН «по вопросу о создании условий, облегчающих работу».


Но сыпались все новые обвинения, доносы. Начались аресты ученых. В итоге, Герасимовича и его коллег обвинили в «участии в фашистской троцкистско-зиновьевской террористической организации, возникшей в 1932 году по инициативе германских разведывательных органов и ставившей своей целью свержение Советской власти и установление на территории СССР фашистской диктатуры». Из пулковцев Борис Герасимович был арестован последним, 30 июня 1937 г. Приговор привели в исполнение в тот же день. А реабилитировали – через 20 лет. В 1961 году на Ассамблее MAC в Беркли (США) имя Герасимовича было присвоено кратеру на обратной стороне Луны. Открытой вскоре (в августе 1970 г.) в Крымской астрофизической обсерватории малой планете № 2126 было присвоено название «Герасимович».

Автор: Елена ЯРЕМКО

Інформація

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коментувати статтю можуть тільки зареєстровані користувачі.
Будь-ласка, УВІЙДІТЬ або ЗАРЕЄСТРУЙТЕСЬ.
Ознайомтесь із правилами коментування.

Історія Кременчука

Схожі матеріали:



Вверх