«Следователь сказал, что я пытался взорвать Крюковский мост»

17.07.2018, 08:08 Переглядів: 9 894

 

Немецкие, польские, японские шпионы родом из Кременчуга: кого «ловили» в городе во времена репрессий

Этой весной вышла в свет книга Лидии Гришко «Хотелось бы всех поименно назвать», посвященная временам сталинских репрессий и репрессированным кременчужанам. Среди них истории людей, которых арестовали по подозрению в шпионаже в пользу иностранных государств. Многих из них расстреляли. О том, что происходило в Кременчуге в суровые 30-е, и какие «шпионы» были в Кременчуге.
Почти каждый представитель национального меньшинства в глазах работников госорганов безопасности был потенциальным предателем. Сперва их начинают увольнять с работы, а позже, по сфабрикованным делам, кидают в тюрьмы, высылают в исправительно-трудовые лагеря и расстреливают. Как проходили эти допросы? По каким обвинениям кременчужан отправляли на тот свет?


Один и эпизодов - дело так называемой польской военно-повстанческой организации, сфабрикованное работниками кременчугского НКВД. Оно занимало 6 томов. Повстанцы якобы ставили себе целью проведение диверсионных актов и сбор информации для польской разведки. Считалось, что один из вражеских очагов засел на вагонзаводе. Начались аресты. Вот что писал арестованный шофер вагоностроительного завода.


- После ареста в Кременчугском НКВД меня обвинили в шпионаже в пользу Польши, потому что я по национальности - поляк. Следователь сказал, что я пытался взорвать Крюковский мост. Я об этом не имел понятия. Он заставлял меня подписать протокол допроса, не давая его прочитать. Я отказался. Тогда меня били до потери памяти. Не выдержав всех издевательств, я подписал то, что от меня требовали. Думал, что в суде докажу, что мое обвинение – только вымысел следователя. На суд я не попал. После этого меня привезли в кременчугскую тюрьму. И я там сидел, не зная, за что. В марте 39-го года, 3 числа ночью меня вывели в коридор камеры и зачитали небольшую бумажку, что я осужден Особым советом сроком на 10 лет.


Других поляков, работников завода, обвинили в том, что они получили задание отравить водоем в Крюкове и разобрать железнодорожную колею в районе Белецковки. В попытке взорвать мост обвинили и работников гранкарьера – мол, готовили взрывчатку. Расстрел.


«Передавал врагам данные о состоянии общепита…»

Особенно много в Кременчуге было «агентов немецкой разведки». Под это обвинение попадали не только люди с немецкими корнями, но и коренные украинцы.


В сентябре-октябре 37 года в шпионской деятельности в пользу Германии обвинили семерых жителей Кременчуга. Среди них начальник инструментального цеха завода КВСЗ Вилли Павлович Маркварт и Данил Котенко. Маркварт родился в Берлине, по национальности – немец. Котенко – из Онуфриевского района, был слесарем на заводе. Маркварта расстреляли, а Котенко приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей в Архангельской области. Он умер там через 5 лет.


Сергей Самбур имел патент на торговлю колбасными изделиями. С 33-го стал работать поваром-инструктором в системе общественного питания. Но его в 38-м расстреляли. Причина – на требование агента немецкой разведки Берта собирал ведомости о состоянии общественного питания по Кременчугу и передавал немецким разведывательным органам.


Среди кременчужан были английские, французские, японские «шпионы». В шпионаже на пользу Великобритании обвинили Наума Микулинского, кременчужанина, работающего в Азербайджане. Переехавшего в Москву Льва Нулера обвинили в шпионаже для французов.

Александр Верблий, который работал на китайско-восточной железной дороге, 6 месяцев провел в китайской тюрьме. Вышел, вернулся на родину. Расстреляли. Был «завербован» японской разведкой. Петро Грек стал «румынским шпионом». Начальник планово-производственного отдела Сарбаш, грек по национальности, был расстрелян как японский шпион. Просто работал когда-то на электростанции в Хабаровске. Латыша художника-декоратора клуба вагонзавода расстреляли, потому что поддерживал отношения с родственниками. А их подозревали в шпионаже.


в тему

За что расстреляли руководителя горводопровода?

Вместе с супругой был расстрелян руководитель кременчугского горводопровода Д.А. Барлет, который заведовал им 15 лет. По лживому доносу в его квартире прошел обыск. Нашли чертежи действующих скважин, насосной станции и другое. Обвинили в том, что он хочет передать это все иностранной разведке. Нашли «подтверждение» в пользу этой версии: Барлет заходил в Харькове к польскому консулу. Он это сделал по просьбе подруги своей жены, полячки. Она вместе с мужем, который раньше работал на водопроводе слесарем, переехала в Днепропетровск. И просила Барлета разузнать, какие документы ей нужны для поездки в Польшу. Этой переписки было достаточно для того, чтобы к расстрелу приговорили всех четырех. Руководителя водопровода обвинили как польского шпиона, его ждал месяц пыток. Его жену и семейную пару, с которой велась переписка, арестовали, приговорили к расстрелу.


Сломался верстат - ты диверсант

Громким делом на КВСЗ был выход из строя трансформатора. Стали искать диверсантов и шпионов. Аресты, допросы. В диверсии обвинили механика, мастера электроцеха, которые вывели трансформатор главной подстанции из строя, и завод простоял несколько дней. Людей расстреляли. Потом было установлено, что причина – дефект, допущенный заводом изготовителем. Стать врагом народа и шпионом можно было даже если техника просто дала сбой: токаря вагонзавода арестовали за то, что он «вывел из строя верстат и электромотор».


из первых уст

Соседи сказали, что ты - шпион...

 

Петра Фридриховича Кохаля расстреляли в 37 лет. Уже через месяц после ареста. Пятеро соседей дали показания, что он - немецкий шпион. А через 16 лет дали показания, что оговорили соседа – потому что боялись за свою жизнь и жизнь своих детей.


- Помню, в детстве я время от времени пыталась допроситься у родителей и бабушки, где мой второй дедушка, который папа отца? – пишет в книге «Хотелось бы всех поименно назвать» Анна Плаксий, главный редактор телекомпании «Визит». - Родные аккуратно переводили мой интерес в другое русло и толерантно закрывали тему. Тогда я и понятия не имела, что мое поколение называют поколением, которое не должно было бы появиться на свет… Моего деда, талантливого инженера-механика табачной фабрики забрали зимней ночью 37 года. Когда его жена, моя бабушка, была на 3 месяце беременности. Спасая себя и ребенка, она переехала подальше от соседей, которые подписали донос на ее мужа. И вернула себе девичью фамилию. С немецким именем Кохаль и клеймом жены врага народа она вряд ли бы осталась живой…


После смерти Сталина моя бабушка Анна сразу же восстановила справедливость – практически первой в СССР официально добилась реабилитации своего репрессированного мужа, Павла Фридриховича Кохаля, которого расстреляли как немецкого шпиона уже буквально через месяц после ареста. Те же люди, которые подписывали донос, через каких-то 16 лет дали новые показания, в которых описали свои страхи за свою жизнь и жизнь своих детей в тот период. Они признали, что действительно оговорили своего соседа Павла, в чем теперь раскаиваются.

Автор: Елена ЯРЕМКО
Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст та натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Інформація

Користувачі, які знаходяться в групі Гості, не можуть залишати коментарі до даної публікації.
Будь-ласка, ЗАРЕЄСТРУЙТЕСЬ.
Ознайомтесь із правилами коментування.

Історія Кременчука



Свіжий випуск

№ 47 від 24 листопада 2022

Читати номер
Попередні випуски
Вверх