Первая мировая и Кременчуг: раненых встречали с печеньками и оркестром

6.05.2018, 09:02 Переглядів: 7 230

 

Самогон в обмен на обмундирование, бунт солдат, который вошел в книги по истории, и один из самых крупных пунктов для беженцев в империи. Кременчуг в Первую мировую: что творилось в городе

Если о трагичных страницах города времен Второй мировой войны каждый год вспоминают перед 9 Мая, то о Первой мировой пишут редко. Что происходило в то время в городе? Как жители города встретили войну, и как она повлияла на его лицо? Да, боевые действия разворачивались далеко от города. Но много горожан не вернулись с полей сражений той войны. Или вернулись инвалидами. В первой тотальной войне ХХ века в потрясающих масштабах применялись отравляющие вещества, противопехотные мины, мощнейшая артиллерия, разрывные пули. Боевые действия на европейских фронтах продолжались более четырех лет. В Кременчуг приходили эшелоны раненых и больных, он стал одним из центров приема беженцев. Влияние Первой мировой войны на жизнь нашего региона исследовал в своей кандидатской диссертации доцент кафедры украиноведения КрНУ Виктор Саранча, который рассказал нам о некоторых аспектах жизни Кременчуга в этот период его истории.


«Боже царя храни» vs красные флаги

Формальным поводом к началу войны стало убийство 28 июня 1914 года сербским националистом наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда. Уже в конце июля Австро-Венгрия начинает боевые действия против Сербии, а 1 августа в войну вступает Российская империя. К концу 1915 года оформились два противоборствующих лагеря: Германская, Австро-Венгерская, Османская империи и Болгарское царство, которым противостояли Российская империя, Французская республика, Британская империя, Бельгия, Италия, Сербия и Черногория.


– 31 июля 1914 года императорским манифестом объявляется всеобщая мобилизация в армию, - рассказывает Виктор Саранча. – Первые полосы газет пестрят заголовками о начале боевых действий в Сербии, городские мальчишки-продавцы газет бегают с криками «Война!». На фронт отправляются полки первой очереди 35-й Брянский и 36-й Орловский пехотные полки, прибывшие в Кременчуг на короткое время из летних лагерей под Чугуевом. Ушедшие на фронт брянцы квартировали в Бульварных казармах (сохранились до нашего времени, на углу улицы Троицкой и Доктора Богаевского), а орловцы занимали казармы возле Большой учебной площади (район современного фитнес-клуба «Спартак»). За ними отбывают сформированные из призванных запасных и части кадрового резерва брянцев и орловцев полки второй очереди: 239-й Константиноградский и 240-й Ваврский пехотные полки. Состав Кременчугского гарнизона на протяжении войны очень часто меняется: кроме личного состава артиллерийских складов это и 26-й и 27-й запасные пехотные полки, ополченческие дружины, команды выздоравливающих и другие подразделения.


Полки первой и второй очередей провожали при огромном скоплении народа, с иконами и под имперский гимн. На патриотической волне, проведя молебен в Успенском соборе, толпа во главе с депутатами Городской Думы подошла к дому командира 36-го Орловского пехотного полка и, вызвав его, начала качать на руках. Вера в скорую победу («до Рождества 1914 года») над врагом переполняла сердца горожан, особенно молодежи. Газеты сообщали об учениках старших курсов реального и коммерческого училищ, сбегавших добровольцами на фронт. Правда, часть из них родители возвращали обратно.


Большинство политических партий заняло по отношению к мировой войне оборонческую позицию, тогда как большевики определили ее как империалистическую и несправедливую с обеих сторон. Собрав на антивоенный митинг рабочих Крюковских вагонных мастерских, местные большевики выдвинулись под красным знаменем через мост в центральную часть города. В Кременчуге они встретили патриотическую манифестацию: толпу народа с иконами, имперскими знаменами и портретами царя, двигавшуюся под пение «Боже, царя храни». Увидев такую картину, крюковские рабочие, немного обескураженные, все-таки присоединились к церковному шествию.


– «Настроение 1914 года» особый феномен, который изучают историки, психологи и социологи. Патриотические манифестации, благотворительные концерты и представления, сбор средств для семей воинов, беженцев, инвалидов. Киносеансы в иллюзионах и биоскопах начинались с исполнения государственных гимнов Российской империи и стран-союзников – Франции, Великобритании, Сербии и Черногории. В первые дни августа 1914 года Дума запрещает народные гуляния в Городском саду. На законодательном уровне на период войны был введен «сухой закон» - запрещена продажа алкоголя. Как писали в газетах, народ трезвеет и чаще ходит в библиотеки. Но доклады полицейских говорили о том, что участились случаи употребления денатурата и самогоноварения: народ нашел себе альтернативу.


Первые раненые: на руках и с оркестром

 

Военные врачи полевого госпиталя на отдыхе после боев в Галиции


Уже в конце августа, 25 числа, поступила первая партия раненых. Это офицеры и 80 «нижних чинов», участников боевых действий с австро-венгерской армией. На вокзале их встречали едва ли не весь город: с оркестром, цветами, флагами. В начале все встречи были очень пышными. Например, в сентябре 1914 года дамы из благотворительного общества угощали прибывших раненых печеньем, конфетами, горячим чаем. Местный журналист зафиксировал факт, что наш солдат отдал свой чай раненому австрийцу, прибывшему с ним же. Одного раненого поручика, прибывшего на пароходе по Днепру, от городской пристани до лазарета несли на руках. Но поток раненых не иссякает, а кроме того в городе все чаще на Братском кладбище хоронят кременчужан-героев «Великой европейской войны».


 


– Кременчуг превращается в огромную казарму, а потом и в огромный лазарет, - говорит Виктор Саранча. - В город поступают эшелоны с ранеными. Открываются частные лазареты. Большую роль играла благотворительность. Например, меценат за свои средства мог содержать одну койку в лазарете. Жертвовали средства на армию и флот. Уже к ноябрю в городе было 23 лазарета, в которых лечилось более 300 раненых.


 

Городская Дума


«Жадно ели грязную свеклу и капусту»

Глобальная катастрофа началась, когда потянулись беженцы. В эпицентре военных событий оказались жители от Балтики до Карпат. Их прибытие осенью 1914 года вызвало на Полтавщине волну благотворительных акций, повсеместно появлялись фонды помощи. Весной 1915 года российские войска отступили из Галиции, возникла реальная угроза полной оккупации Царства Польского и Западной Волыни. Хлынул такой поток беженцев, что в нашем городе даже взлетела стоимость аренды жилья. На Ярмарочной площади в районе железнодорожного вокзала открыли лечебно-пищевой пункт – один из самых крупных в стране. Осенью 1915 года за неделю через него шло около 24 тысяч беженцев.


Первые впечатления от встреч местного населения с беженцами носили признаки психоэмоционального шока. Так, на железнодорожной станции Сенча (Лохвицкий уезд) в сентябре 1915 года во время остановки транзитного эшелона обессиленные беженцы вырывали овощи на пристанционных городах и бросали их своим детям, которые жадно ели грязные свеклу и капусту. Администрация станции и местные жители организовали сбор средств и продовольствия, которые в дальнейшем предоставлялись всем транзитным эшелонам.


Часть беженцев осела в Кременчуге. Стоит сказать, что на 1 января 1914 года в городе проживало 87 тысяч человек. Это даже больше, чем в Полтаве, где было 78 тысяч жителей. Около 40% населения Кременчуга составляли евреи. В 1916 году в Кременчуг прибыло 3 533 беженца из западных губерний, в основном, украинцев, белорусов и русских, а также поляки и евреи. В 1917 году в город прибыла партия из 444 беженцев-румын. Интересно, что до начала войны в Кременчуге существовала чешская община, члены которой, как и местные австрийцы, были подданными Франца Иосифа І. С началом войны подданные вражеских держав подлежали аресту и ссылке в Поволжье и Сибирь. Чешская община (в частности местные пивовары) и владелец кожевенного завода Оренштейн, чтобы избежать ареста, приняли российское подданство.


 

Казармы учебной площади, 1916 год


Военнопленные работали на огородах

Не только беженцы и раненые попадали в Кременчуг. В городе было много военнопленных австрийской армии: сербы, чехи, словаки, хорваты, поляки, русины, в большинстве своем жители сел и ремесленники, принадлежавшие к католической церкви. Казарменное помещение для военнопленных было расположено на Сенной площади (район бывшего «Амстора»), недалеко от железнодорожного вокзала. Деньги на содержание военнопленных ассигновались из Кременчугского уездного казначейства. Но материальное обеспечение не отвечало потребностям. Военнопленным приходилось выкручиваться, чтобы выживать. Как вариант – подработка в селах, где нужны были «руки».


Потому как мужчины ушли на фронт, а женщинам приходилось сложно по хозяйству. Военнопленные уходили в самовольную отлучку и занимались сельхозработами. За это получали деньги и одежду. А как похолодало, остро встал вопрос обуви. В акте осмотра отмечено, что у 247 человек из 506 «австрийские ботинки должны быть отремонтированы». А еще 35 человек обуты в лапти, которые «требуют замены».


Портянки тоже были в дефиците: выдавали одну пару, которой надолго не хватало. Поэтому военнопленным приходилось красть мешки из магазина и резать их на портянки. Чтобы прекратить воровство, руководство магазина дало военнопленным сто мешков, которые были признаны непригодными. Но еще военнопленные крали из магазина мясные консервы. Все же, наряду с ранеными и беженцами они стали новыми жителями Кременчуга. И, кстати, случаев уголовных преступлений, направленных против мирных жителей, не зафиксировано.
В городе оказались не только беженцы, но и «беглый» завод. Из Варшавы эвакуировали завод «Лильпоп, Рау и Левенштейн», корпуса которого были построены на Песчаной горе (сейчас район мясокомбината). Он работал на оборонный комплекс.


 

Казармы кременчугского гарнизона


А победы все нет…

Уже в 1915 году люди стали ощущать перебои с некоторыми продуктами. Появлялись очереди – сахарные, хлебные, керосиновые «хвосты». Число раненых все возрастало. В Кременчуг попадали с тяжелыми случаями, потому как раненых «сортировали» и «легких» оставляли в прифронтовых лазаретах. Прибавлялись беженцы, военнопленные. Эйфория заканчивается. Мобилизация охватила самые старшие категории запасных чинов (40-43 года), возраст новобранцев снизился с 21 до 19 лет, призыву подлежали ратники второго разряда, непригодные к строевой службе. Минимально допустимый рост мобилизованного снижался с 153,4 см до 148,9 см. Призывали молодых людей без ушных раковин, с «заячьей губой», плоскостопием и другими физическими недостатками. Непригодные к строевой службе выполняли строительные работы, несли караульную службу и т. д. В полицейских сводках всё чаще упоминаются факты уклонения от воинской службы и статистика дезертирства с фронта.


Победы все не было, а финансовые трудности давали о себе знать. На митинг к Кременчугской Городской Думе вышли жены ушедших на фронт «нижних чинов», которым задержали установленную государством материальную помощь. Местные власти погасили долг, компенсируя затраты повышением цены на проезд в трамвае и тарифа на водоснабжение. Но инфляция «съедала» все выплаты и сбережения. Это касалось всех сфер жизни. Известен случай о том, как пономарь, забежавший в церковь, воскликнул: «Радость! Радость! Сразу двух покойников привезли, и оба богатые!». Во многом помогали благотворительные организации, меценаты. Но и этого не хватало. Были и те, кто наживался на войне. Например, когда проверили махорку, отправленную на фронт кременчугскими предпринимателями – а это был госзаказ, за который заплачены деньги – нашли только пыль да траву.


Солдатский бунт и погром в Кременчуге

– Народ устал от войны. Стало понятно, что она не закончится до Рождества даже 1916 года, и неизвестно, закончится ли она в 1917 году, - рассказывает Виктор Саранча. - Потери на войне были огромными сотни тысяч убитых, военнопленные, инвалиды с ампутированными конечностями и отравленные газами. Появились мастерские по изготовлению протезов. В конце октября 1916 года начались волнения на пересыльном пункте (районе «Кредмаша). В советских книжках по истории информация о ней выглядела как «восстание солдат Кременчугского гарнизона». Пересыльный пункт, куда после лечения для повторной отправки на фронт поступали солдаты и унтер-офицеры, был рассчитан на 2,5 тысячи человек. Но тогда в нем скопилось 5-6 тысяч: духота, антисанитария, тяжелые условия пребывания. Люди получили увечья и травмы на фронте, а тут их снова направляют на фронт. Солдаты отказались. Мол, есть конно-полицейская стража, которая в тылу отсиживается. Пусть идут. Мы уже были, проливали там кровь. Комендант гарнизона Смирнов пытался усмирить толпу, но войска гарнизона отказались стрелять по людям. Часть толпы разбежалась по городу. Восставшие разгромили магазин одежды по улице Екатерининской (ныне – Соборная), в городе начались стычки с полицией. В панике комендант телеграфировал в Киев с просьбой прислать карательные отряды.


Продал форму – купил самогон!

Часть солдат после погрома разбежалась из пересыльного пункта по окрестным селам. Но далеко не все. Начался кутеж: кто-то - по подпольным публичным домам, кто-то обмундирование за самогон продает. Приехал карательный батальон, который возглавлял генерал-майор Гамзагурди. Волнения были подавлены. Определили зачинщиков, одного из которых постановлением военно-полевого суда расстреляли. Остальные получили различные тюремные сроки. Погромы закончились.


- Побыв в Кременчуге, генерал написал разгромную характеристику касательно дисциплины в гарнизоне. Мол, иду, вижу - солдат курит, винтовка лежит. Целуется с барышней и хоть бы обратил внимание на то, что я тут целый генерал стою. А другой бежит с самоваром. Понятно, почему тут такие волнения, раз такая дисциплина.


Стоит отметить, что солдаты-артиллеристы, охранявшие склады Одесского военного округа в районе Щемиловки, отличались низкой военной дисциплиной, что подтверждалось фактами их частого задержания военными патрулями во время ночных облав. Они же наиболее часто фигурируют в сводках в связи с продажей казённого имущества и покупкой суррогатного алкоголя. Вскоре наступил 1917 год, в феврале началась революция в Петрограде, последовали отречение царя, формирование Центральной Рады в Киеве начинался новый этап в жизни страны и Кременчуга.

Автор: Виктория МУДРАЯ Джерело фото: okrain.net.ua, В. Саранча
Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст та натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Інформація

Користувачі, які знаходяться в групі Гості, не можуть залишати коментарі до даної публікації.
Будь-ласка, ЗАРЕЄСТРУЙТЕСЬ.
Ознайомтесь із правилами коментування.

Історія Кременчука



Свіжий випуск

№ 40 від 6 жовтня 2022

Читати номер
Попередні випуски
Вверх