Віктор КРУК
журналіст «Кременчуцького Телеграфа»

Почему я давно не праздную 23 февраля и не отвечаю на поздравления?

 

Про историю этого дня и мифы, связанные с ним

Три аргумента

Каждый год 23 февраля в Фейсбук, на Вайбер и другие мессенджеры приходят поздравления с праздником. Называют его по-разному, и радует только то, что с каждым годом количество таких поздравлений становится все меньше. Но все равно они приходят. Будучи человеком толерантным и не склонным к крайностям, кого-то сухо благодарю, кому-то что-то поясняю, но никого в ответ не поздравляю. На фоне агрессии со стороны России, решил публично пояснить причины, почему я уже восемь лет не праздную 23 февраля. Хотя отмечал этот день почти полстолетия, а в армии прослужил 31 год. С надеждой, что мои аргументы услышат, а возможно и воспримут те, кто до сих пор это делает. Именно поэтому и пишу на русском, так как абсолютное большинство этих людей говорят на нем.

Наверное, самым главным аргументом является то, что 23 февраля – это «День защитника Отечества» в России. А разве может быть общий праздник с врагом? Вместе с теми, кто оккупировал часть Украины, в том числе и мою «малую родину», кто убил почти 15 тысяч моих соотечественников и сейчас угрожает широкомасштабным военным вторжением, сосредоточив на российско-украинской границе огромную группировку войск?

Второй аргумент – это то, что такого официального государственного праздника в Украине уже давно нет. Да, он был в нашей стране с 1999 по 2014 год под таким же названием, как и в России. Его учредил своим указом второй президент Леонид Кучма, продолжив старую советскую традицию – правда в СССР этот праздник назывался «Днем Советской армии и Военно-морского флота», а де-факто был «Днем мужчин». Подарки в этот день дарили даже мальчикам.

Во времена президентства Ющенко праздник почему-то не отменили и не перенесли – возможно, потому что у Виктора Андреевича 23 февраля был День рождения. Во времена Януковича его никто отменить не мог, даже если бы и сильно захотел, потому что тогда все вопросы решались в Кремле. Помните - даже министром обороны Украины был назначен гражданин России. А с началом российской агрессии против Украины в 2014 году другого решения быть просто не могло –  праздник отменили.

У нас сегодня есть свои праздники, в которые чествуют тех, кто служил в армии и защищал Родину: 14 октября – День защитников Украины, 6 декабря – День Вооруженных Сил Украины, 12 декабря – День Сухопутных войск, 14 марта – День украинского добровольца, 21 ноября – День десантно-штурмовых войск…

Ну и третий, не менее важный аргумент – а что, собственно, мы праздновали раньше 23 февраля? И почему именно в этот день? Этот вопрос я не раз задавал себе еще в советские времена – и не находил на него ответа. Тогда же задавал его историкам, и в ответ не слышал от них ничего по существу - звучали лишь лозунги. И только в наше время я понял, почему тогда никто ничего мне не мог объяснить. Потому, что отвечать было НЕЧЕГО!

Как все начиналось?

Ни те, кто в этот день поздравляют мужчин, ни те, кто принимает подарки, как правило, не имеют ни малейшего представления об истории этого дня. О том, какое событие стало поводом для празднования 23-го февраля «Дня Советской армии и Военно-морского флота» из которого впоследствии вырос «День защитника Отечества»?

Советская история была полна самых разнообразных мифов и откровенных выдумок. Но самый классический миф, которому за 73 года советской власти коммунистические историки не смогли придать даже видимости правды – это миф «о победе Красной Армии над немецкими войсками под Нарвой и Псковом в 1918 году». Он давно развенчан, но в 104 годовщину этой «победы» стоит еще раз напомнить о том, что тогда происходило.

10 февраля 1918 года Брест-Литовские переговоры между советской Россией и кайзеровской Германией, которые велись в ставке главкома германским Восточным фронтом с 20 ноября 1917 года, были прерваны. Советская делегация, возглавляемая Львом Троцким, заявила о «прекращении войны в одностороннем порядке». А 11 февраля советское правительство объявило о полной демобилизации российской армии.

Ошарашенное таким поворотом событий германское командование почти неделю приходило в себя, после чего немецкие войска начали наступление по всей линии уже не существующего Восточного фронта, захватив 18 февраля Двинск, 20-го Минск, 21-го Полоцк. Противник продвигался на восток «боевыми поездами», не встречая никакого сопротивления.

В ночь на 19 февраля Ленин и Троцкий спешно телеграфировали в Берлин о готовности Совнаркома без промедления подписать мир на германских условиях, но немецкое командование не спешило с ответом и продолжало бескровное наступление. На следующий день Совнарком призвал все местные советы приложить максимум усилий к воссозданию демобилизованной армии. Но остановить ее развал было уже невозможно.

 «Нелепая война»

Первый пункт по вербовке добровольцев в новую «Красную гвардию» открылся в Петрограде лишь 21 февраля. В тот же день Ленин написал свое воззвание «Социалистическое отечество в опасности!». А нарком обороны в большевистском правительстве прапорщик Крыленко внес свой вклад в «разгром» коварного противника, опубликовав в газетах приказ об «организации братания» и поручил революционным агитаторам рассказывать немецким солдатам «о преступности их наступления».

23 февраля германские войска подошли к Пскову, где размещался штаб Северного фронта. Большевики объявили город на осадном положении, а 24 февраля немецкий отряд численностью в 200 человек без боя овладел городом. В тот же день немцы без боя заняли Юрьев и Ревель (ныне Тарту и Таллинн). Немецкое наступление велось фактически без потерь, а продвижение на восток германской армии сдерживали лишь проходимость российских шоссейных и железных дорог. Сопротивляться было некому.

- Мне еще не доводилось видеть такой нелепой войны. Мы вели ее практически на поездах и автомобилях. Сажаешь на поезд горстку пехоты с пулеметами и одной пушкой и едешь до следующей станции. Берешь вокзал, арестовываешь большевиков и едешь дальше, - вспоминал немецкий генерал Макс Гофман.
- Никакой армии нет. Товарищи спят, едят, играют в карты, ничьих приказов и распоряжений не исполняют. Немцам все это отлично известно, - свидетельствовал начальник штаба одного из корпусов Северного фронта полковник Беловский.
- Имеются сведения, что в некоторых случаях безоружные немецкие солдаты разгоняли сотни наших солдат, - вспоминал соратник Ленина Григорий Зиновьев.
- Армия бросилась бежать, бросая все, - заявил по горячим следам событий большевистский главком Николай Крыленко.

В ночь на 25 февраля испуганные большевистские лидеры разбудили спящий Петроград, к которому подступили немцы, заводскими гудками, дабы призвать добровольцев в «Красную гвардию». Напомню, что это произошло через два дня после мифической «победы» Красной армии под Нарвой и Псковом, о чем позже многие годы рассказывала советская пропаганда.

Лишь 25 февраля в Петрограде открылись вербовочные пункты по набору в «Красную гвардию». Успешно организованные большевиками разруха, небывалая безработица и начавшийся голод обеспечили небольшой приток добровольцев.

28 февраля нарком по морским делам Дыбенко лично повел навстречу противнику отряд балтийских матросов, хорошо зарекомендовавших себя при расстреле мирной демонстрации жителей Петрограда в день открытия Учредительного собрания. Прихватив с собой три конфискованных бочонка спирта, 1-го марта революционные моряки ворвались в застывшую от страха Нарву и сразу же приступили к расстрелам соотечественников. Но, 3-го марта спирт закончился, а к городу подошли немцы, и Дыбенко вместе со своим штабом бежал. Утром 4 марта небольшой немецкий отряд без боя занял Нарву. На этом германская армия прекратила наступление, так как вечером 3 марта в Брест-Литовске был подписан мирный договор между кайзеровской Германией и большевистской Россией.

За две недели кайзеровские войска почти без потерь заняли территорию впятеро большую, чем за 3,5 года наступлений в Первой мировой войне.

А спустя четыре года Крыленко вспоминал, как «рабочие Петрограда встали на защиту советской власти и отстояли свой город на позициях у Нарвы и Пскова».

 Все «на защиту отечества», а совнарком - в Москву

Стоит отметить, что большевистские лидеры не имели никаких иллюзий относительно боеспособности «Красной гвардии» и с 25 февраля начали готовиться к эвакуации в Москву. Желание уехать из тогдашней столицы России кроме угрозы немецкого наступления усиливало массовое обнищание ее жителей, начавшийся голод, полный беспредел и мародерство наводнивших Питер демобилизованных солдат и одичавших революционных матросов, которые беспрепятственно грабили все и всех. В Москве за кремлевскими стенами было намного безопасней. 26 февраля на закрытом заседании Совнаркома Ленин сообщил своим соратникам о решении перебраться в «белокаменную».

Тем «соратникам», которые не понимали, зачем бежать в Москву после заключения Брестского мира, Лев Троцкий разъяснял, что смена столицы послужит наилучшей гарантией от захвата Петрограда германской армией – дескать огромный голодный город без правительства немцам и даром не нужен. Публикацию официального извещения о переносе столицы России Совнарком решил отложить до назначенного на середину марта съезда Советов. Сначала в Москву переехал совнарком, а 10 марта – «вождь мирового пролетариата». Официально же Петроград лишили статуса столицы лишь 14 марта - на Чрезвычайном съезде Советов, который ратифицировал Брестский мир.

 И все-таки 23 февраля нам есть что праздновать

Но, 23 февраля все-таки оставил свой след в истории России и Украины. В этот день был принят ультиматум немцев. Члены ЦК большевиков, собравшиеся в Смольном, в условиях полного отсутствия армии и неспособности отдельных отрядов «Красной гвардии» защитить Петроград, согласились принять германский ультиматум. Ради сохранения своей власти Ленин был готов подписаться что угодно.

23 февраля Германия объявила ультиматум, выдвинув советскому правительству следующие условия капитуляции:

  • признать независимость Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии и Украины; вывести свои войска с их территории;
  • заключить мир с Украиной;
  • передать Турции Анатолийские провинции;
  • демобилизовать армию и разоружить флот.

На заседании ЦК Ленину удалось добиться от своих соратников согласия на эти условия. В ночь на 24 февраля за принятие германского ультиматума проголосовал и ВЦИК.

Как видим, одним из условий капитуляции советской России перед кайзеровской Германией в 1918 году было признание независимости Украины и вывод с ее территории российских войск. Так что повод для празднования 23-го февраля у нас все-таки есть. Но вот о победоносном наступлении в этот день Красной Армии ни в одном историческом документе ничего не упоминается. Не смогли советские историки найти такой документ. Или хотя бы его сфальсифицировать. Современные российские историки тоже не смогли. Наверное, сейчас работают над этим просчетом.

А как этот праздник появился в СССР?

10 января 1919 года председатель Высшей военной инспекции Николай Подвойский предложил ВЦИК отметить годовщину издания декрета о создании РККА 28 января. Его предложение вовремя не рассмотрели и решили совместить годовщину армии с «Днем красного подарка» - сбора продуктов для красноармейцев. В 1919 году он проходил 17 февраля, но мероприятие перенесли на воскресенье 23 февраля.

В 1920 и 1921 годах о дне РККА напрочь забыли, а в 1922-м вспомнили - председатель Реввоенсовета Лев Троцкий устроил в этот день военный парад на Красной площади и произнес речь, в которой приурочил четвертую годовщину «Красной армии» к публикации декрета о ее создании. И хотя декрет об организации РККА на самом деле был принят на заседании Совнаркома 28 января 1918 года, Троцкий настойчиво уверял, что Совнарком издал его именно 23 февраля – ровно за четыре года до осенившей его идеи с новой датой, озвученной в пламенной речи на параде. Так появился «День Красной армии и флота».

С опалой Троцкого в такую же опалу попало и 23 февраля. В 1933-м году, на торжественном заседании в честь 15-летия РККА нарком обороны Климент Ворошилов в своей речи признал, что «приурочивание годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный, труднообъяснимый характер и не совпадает с историческими датами».

Окончательно определились с 23 февраля лишь в 1938-м, когда газета «Правда» впервые напечатала «Краткий курс истории ВКП(б)», и советские граждане получили «единственно правильное» истолкование даты всенародного праздника:

- В ответ на брошенный партией и советским правительством клич «Социалистическое отечество в опасности!» рабочий класс ответил усиленным формированием частей Красной армии. Молодые отряды новой армии - армии революционного народа - героически отражали натиск вооруженного до зубов германского хищника. Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. День отпора войскам германского империализма - 23 февраля - стал днем рождения молодой Красной армии, - так про февраль 1918 года написали через 20 лет.

Тогда спорить с главным редактором «Краткого курса истории ВКП(б)» Иосифом Сталиным было опасно для жизни независимо от рангов и званий. Через 20 лет Сталин просто переписал историю, создав из забывшегося позора предмет для всеобщей гордости. Очевидцев тех событий почти не осталось, а те, кто был жив, предпочитали вспоминать только то и так, как было записано в сталинской истории.

 Так что – не отмечать?

Отмечать праздник вместе с армией врага в свое время мог себе позволить только Сталин - в СССР 1-е Мая как «праздник труда» торжественно праздновали даже во время войны с гитлеровской Германией, где этот день тоже считался большим государственным праздником. Ведь единственная партия, существовавшая в Германии во времена Гитлера, называлась Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (НСНРП). Отсюда и сокращенное название «нацисты». Но на самом деле они были «национал-социалистами» и почитали все атрибуты традиционного социализма. Даже знамя у них было такого же цвета, как и в СССР – красное. Правда символика на знамени была другая – свастика вместо серпа и молота.

Где-то понимаю ветеранов советской армии, которые привыкли 23 февраля встречаться с друзьями, поднимая рюмку, произносить тосты. Наверное, те из них, которые ни дня не служили в украинской армии, имеют на это право. Годы, отданные службе в дальних гарнизонах, заслуживают уважения независимо от мифической истории возникновения этого праздника. Только поднимая рюмку 23 февраля важно помнить, что СССР давно мертв, советской армии нет, и советские мифы тоже постепенно уходят в прошлое. А вот враг, который у нас «на пороге», тоже отмечает этот праздник и готовится к нападению. И Украина сегодня как никогда нуждается в защите. За Украину, за воинскую дружбу, за верность воинскому долгу и память о боевых друзьях не грех выпить и в этот день. А еще - за Победу над нашим общим врагом! Правда, он теперь говорит со многими из нас на одном языке. Такие вот гримасы истории.

А праздник 23 февраля – это всего лишь один из многих мифов, на которых построена вся история современной России.

ТОП-3 думок за тиждень

Стань блогером

Якщо Ви хочете вести свій блог на сайті Кременчуцький ТелеграфЪ, напишіть, будь ласка, листа на адресу:

rv.telegraf@gmail.com


Свіжий випуск

№ 18 від 5 травня 2022

Читати номер
Попередні випуски
Вверх