«Мне есть ради кого жить», - ВИЧ-позитивная кременчужанка

1.12.2013, 08:30 Просмотров: 8 925

«Мне есть ради кого жить», - ВИЧ-позитивная кременчужанка
Героиня этой публикации около трех лет состоит на учете как ВИЧ-позитивная. Полина – так она представилась – согласилась на телефонный разговор. Эта позитивная девушка (не в смысле диагноза) рассказала, как она нашла в себе силы жить. И пожелала всем быть толерантными к людям с ВИЧ

– Полина, расскажите, что именно с вами произошло?


– Никогда не думала, что такое может случиться со мной. Часто ВИЧ-инфицированные сами виноваты, и к диагнозу приводит неправильный образ жизни. В моем случае все было неприятно, банально и обидно. Первого ребенка я родила без мужа. Растила сама, работала в ресторане, часто задерживалась допоздна. В тот день тоже шла поздно с работы, около 12 ночи. На такси денег пожалела: каждый раз вызывать машину после вечерней смены, сами понимаете, накладно. Шла пешком. Идти было недалеко, но через парк. Тут все и случилось… На меня напал мужчина, повалил на землю… Рядом никого не было. Я пыталась вырваться, но не смогла…


– Вы заявляли об этом в милицию?


– Хотела заявить, но я ведь даже лица его не разглядела. Следователь в милиции спрашивает: «Ты узнать его сможешь?». А я-то его не видела в темноте. Тогда он посоветовал мне: «Лучше иди домой, успокойся и забудь. И тебе меньше будет проблем, и нам. Ну, зачем мне лишний «висяк»? Я и не стала писать заявление. Потом, через время, узнала, что я – ВИЧ-позитивная.


– При каких обстоятельствах узнали?


– Встретила хорошего человека, вышла замуж, забеременела второй раз. Пошла становиться на учет по беременности, сдала все анализы. И вот, на 22-й неделе, узнала, что я – ВИЧ-инфицированная. Зашла в кабинет, мне вручили запечатанный конверт, который нужно отвезти гематологу в Полтаву, сказали, что у меня ВИЧ, и поставят на учет. Как узнала, я первые четыре дня сама не своя ходила. Как привидение – будто все это происходит не со мной. Муж в это время как раз уехал. А я себе думаю: то ли таблеток напиться, то ли с седьмого этажа броситься? Меня остановило только то, что старший ребенок был все время рядом. Потом в Полтаве я прошла двухнедельный курс АРВ-терапии, чтобы ребенок родился здоровым. Но то ли терапия так подействовала, то ли мои нервы – у меня случились преждевременные роды на 31-32 неделе. Сын – родился маленький, худенький: 1 кг 730 г. Его сразу забрали и кормили через зонд как недоношенного. Мне кормить было нельзя, чтобы не передать вирус с грудным молоком. Да и молока-то у меня не было: стресс, преждевременные роды… Мы долго лежали с сыном в больнице. Отклонений со здоровьем у него не было никаких, мы набирали вес, сдавали анализы.


– Что показывают тесты, ребенок здоров?


– На этой неделе сдаем последний анализ, если ответ отрицательный – мы здоровы. Наш педиатр говорит, что все должно быть хорошо, и я на это очень надеюсь. Я понимаю, что мой статус – это большая ответственность за всю мою семью. Но я знаю, как правильно себя вести, чтобы никто не пострадал.


– Вы связываете свой диагноз только с тем происшествием в парке?


– Других вариантов просто нет. Наркотики я никогда не употребляла, даже траву не курила – мне это неинтересно. Личная жизнь не была столь бурной, и я предохранялась. Муж, старший ребенок – здоровы: они прошли обследование, когда я узнала о своем статусе.


– Как муж воспринял информацию о вашей проблеме?


– Очень меня поддержал морально! Он никогда не упрекал, не спрашивал, что и как. Сказал лишь: «Раз уж так случилось, будем жить и бороться». Я ему очень благодарна за поддержку, мы и сейчас вместе.


– О том происшествии в парке вы раньше ему рассказывали?


– Нет, он и сейчас не знает. Такой я человек: не могу душу выворачивать наизнанку. Не хотела на всем этом зацикливаться и вспоминать. Я из маленького городка. Если расскажешь – все равно весь город будет знать. Абстрагировалась от этого всего. Стараюсь думать только о хорошем. Ведь надо воспитывать детей. Сейчас это самое главное. А с мужем тему моего диагноза мы не трогаем вообще.


– От родных, кроме мужа, свой статус скрываете?


– Мы достаточно долго жили у моей мамы. Она видела карточку сына. Возникли вопросы. Пришлось рассказать маме. Она очень тяжело это восприняла, переживает.


– Детям скажете о том, что вы – ВИЧ-позитивная?


– (Пауза). Тяжелый вопрос. Я как-то об этом не думала. Думала только о том, что буду всячески оберегать, предостерегать их от этой опасности. А расскажу ли о себе? Скорее нет, чем да. Все равно в нашем обществе не приходится рассчитывать на хорошее отношение к ВИЧ-позитивным людям. В городке, откуда я родом, если пациент с ВИЧ становится на учет, об этом знают все. В Кременчуге таких проблем нет, но я все равно опасаюсь, ведь моему ребенку еще в сад идти, мне нужно выходить на работу. Да и с диагнозом моим странная история получилась. Я приехала в Полтаву, там вскрыли конверт, который мне дали в Кременчуге, а фамилия и имя – не мои. Только адрес тот, по которому я проживала. У меня, конечно, взяли повторный анализ – ответ пришел положительный. Но первого моего анализа так и не нашли. А я наслышана о случаях, когда диагноз оказывается ложным: из-за беременности ослабевает иммунитет, и тест показывает, будто у человека ВИЧ*. Я сомневаюсь в своем диагнозе, тем более что муж мой, дети – здоровы. Хочу съездить в специализированный центр СПИДа и обследоваться еще раз, анонимно. Надо было раньше это сделать, но все как-то руки не доходили. То преждевременные роды, то муж на работе, не с кем детей оставить, то ребенок заболел. Я надеюсь, может, у меня и не ВИЧ? Встречаюсь с людьми, у которых такой же статус, как у меня. Они постоянно болеют, иммунитет слабый. А у меня за три года всего два раза был насморк, и то потому, что ноги промочила. Симптомов ВИЧ у меня нет.


– Прошло много времени с тех пор, как общество узнало о ВИЧ и СПИДе. Вы говорили об отношении к ВИЧ-позитивным. Неужели люди и сейчас не стали терпимее?


– По-разному бывает. Но в основном все ВИЧ-позитивные скрывают свой статус из-за отношения к ним. У меня есть знакомый, наркоман. Он знает, откуда у него ВИЧ, все осознает, но на учет в поликлинике в своем городе не становится. Получает антиретровирусную терапию и обследуется в анонимном центре. В нашем городке, откуда я родом, если узнают, что человек с ВИЧ, с ним перестают общаться. У меня самой была неприятная ситуация в одном из медучреждений, где я лежала с ребенком. Наш детский доктор, прекрасный человек, ушла в отпуск. Осматривать моего сына пришла другая женщина. Я положила ребенка на пеленальный столик, она подошла к нему, потребовала раздеть для осмотра и говорит мне: «Как же это ты могла подарить ребенку такую заразу?» Я взяла сына на руки и сказала, чтобы она не смела к нему прикасаться. В общем, я ее выгнала и наговорила в сердцах кучу всяких слов. Пришел начмед, я вся на взводе, но сказала, что ребенка тому медику осматривать не дам. Он выслушал меня, все понял и прислал другого врача. Начмед хорошо ко мне отнесся, мы прекрасно с ним общались, пока я лечила ребенка. А за день до выписки пришла та женщина, с которой мы поскандалили, и попросила прощения. Я ничего ей не сказала. Если бы это касалось только меня – это одно. Но я не прощаю такого отношения к своим детям. Слава Богу, таких ситуаций сейчас у меня не возникает. На участке прекрасный педиатр, очень внимательный.


– Что бы вы сказали людям, которые впервые узнают о своем ВИЧ-позитивном статусе?


– Нужно найти положительный момент, ради которого стоит жить. В первую очередь не впадать в депрессию. Жизнь не заканчивается, если ты ВИЧ-позитивный. И хотя общество еще не готово полностью принять таких людей, нужно найти в себе силы не сдаваться. Ведь и при других болезнях бывает так, что ты слег и уже не можешь подняться. А нужно вставать, жить, идти вперед, искать что-то новое. Я постоянно что-то ищу. И вышивала, и крючком вязала – быстро увлекаюсь. Другим помогаю.


– Были такие люди в вашей жизни, которые вам помогли?


– Да, это и мой муж, и организация ЛЖВ (людей, живущих с ВИЧ): помогли и материально, и морально. Особенно одна девушка-волонтер, Лена. Благодаря им я не замкнулась в себе. Мой статус – это не конец жизни. Мне есть ради кого жить.


– Что бы вы хотели сказать здоровым людям?


– Нужно думать о последствиях своих поступков. Люди заражаются ВИЧ по-разному. Есть, конечно, такие случаи, когда человек сам не виноват, но в основном причиной становится образ жизни. И лучше не совершать ошибок, за которые приходится платить высокую цену. Я живу в рабочем районе, иногда вижу, как ведет себя молодежь, как колются. Думаю: «Блин, что же вы делаете?». Я очень за своих детей переживаю, хочется воспитать их так, чтобы они серьезно относились к своей жизни. С другой стороны, никто полностью не застрахован от ВИЧ. А потому я бы пожелала толерантности, лояльности к таким людям. Поверьте, ничего плохого простое общение с нами не несет.

 

Кто может помочь

 «Мне есть ради кого жить», - ВИЧ-позитивная кременчужанка

(066) 553-82-80, (096) 369-82-18 – благотворительная организация «Свет надежды». Руководитель кременчугского представительства – Светлана Бутенко. В нашем городе организация работает четвертый год. Сотрудничает с международными фондами, предоставляя как материальную помощь по различным программам, так и моральную, по принципу «Равный – равному». В настоящее время за помощью в организацию обратилось более 100 ВИЧ-позитивных людей.


– Мы говорим им, что ВИЧ – не конец жизни. Определенное неудобство в том, что нужно чаще обследоваться на наличие сопутствующих заболеваний, например, туберкулез. Ведь в основном люди умирают от них, а не от СПИДа. Просто нужно тщательней следить за своим здоровьем, и можно прожить долго и счастливо, – подчеркивает Светлана.
5-38-18 – кабинет доверия в Кременчуге, где можно анонимно пройти тест на ВИЧ-инфекцию. Кабинет находится в поликлинике 3-й горбольницы.

 

Словарь


ВИЧ-инфекция – заболевание, возникающее вследствие заражения вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ). Преимущественно поражается иммунная система, из-за чего человек становится беззащитным даже перед безобидными инфекциями.


СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита) – конечная стадия ВИЧ-инфекции.
АРТ (антиретровирусная терапия, АРВ-терапия) – лечение, замедляющее раз­множение ВИЧ. Позволяет продлить срок жизни людей с ВИЧ-инфекцией, приостановить развитие заболеваний, сопутствующих СПИДу.

 

* При первичном тесте на антитела к ВИЧ (иммуноферментный анализ или ИФА) возможен ложноположительный результат. Дело в том, что выработка антител к белкам вирусов является универсальной реакцией организма к любым вирусам, не только к ВИЧ. Молекулярная структура антител к ряду вирусов (герпеса, гепатита, оспы и др.) может иметь сходное строение и взаимодействовать с реактивом, используемым для обнаружения антител ВИЧ. У беременных и у детей вероятность ложноположительного результата выше. В таком случае проводится повторное дополнительное исследование крови.

Теги: ВИЧ
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Вверх