Ирина Кристинина: «Сейчас нужно сделать глубокий вдох…»

15.10.2010, 10:41 Просмотров: 5 719
Обладательница самого динамичного голоса «Фабрики звезд-3», как и большинство выпускников этого проекта, находится сегодня в творческом поиске. «ТелеграфЪ» позвонил артистке и спросил, чем сегодня занята талантливая певица, поинтересовался, сложно ли после столь высокого взлета начинать самостоятельно сольную карьеру, и узнал, как скоро мы сможем увидеть и услышать Ирину Кристинину вновь..

 

С рыжеволосой девушкой, профессиональной певицей, имеющей на редкость бархатный, пронизывающий голос, телезрители познакомились лишь на «Фабрике звезд-3». Однако участие в этом проекте не было для нее началом пути к большой сцене. Мало кто знает, что Ирина Кристинина, выступала, как бэк-вокалистка в группе Светланы Лободы на «Евровидении», после чего появились слухи «а кто пел на самом-то деле?». Многих поклонников этот вопрос беспокоит до сих пор.  
– Ира, так как было на самом деле?
– Я была в команде Светланы. Для меня это был очень интересный проект, и моя задача заключалась в поддержке артистки, потому что Светлана выступала одновременно в качестве вокалистки, хореографа, музыканта. Она творила на сцене шоу – дай Бог! Именно поэтому Светлана пригласила человека, который бы мог максимально ее поддержать на «Евровидении» и был «двойником» для ее голоса. В этом состояла ее цель. А для меня, как участника команды, было важно выступить на отлично! И все, что мы могли, мы сделали. Были знакомы со Светланой до европейского конкурса, имели одного преподавателя по вокалу и сейчас поддерживаем хорошие отношения. Вообще, я с детства занималась пением по 5-6 часов в день. Окончила лицей искусств и эстрадно-цирковой колледж по классу вокала. Пела в джаз-бэндах, выступала на разных фестивалях и работала с известными артистами. Сейчас я учусь на пятом курсе Киевской академии искусств по классу вокала по специальности «артист эстрады».
– Чем стало для вас выступление на «Евровидении» в качестве бэк-вокалистки?
– Участие в международном музыкальном конкурсе – это бесценный, огромный опыт, как впрочем и опыт «Фабрики», который я использую теперь в своей творческой работе.
– Что касается фабрики: сегодня многие участники грандиозного проекта растворились в общей массе. Никого, кроме Евы Бушминой, не слышно. Что у вас на этот счет? Поступали какие-либо предложения?
– Это вторая сторона медали грандиозных проектов. Сейчас проект закончился. Нам показали, как можно блистать, и оставили. Многие из артистов не выдерживают психологически такого резкого падения после высокого полета. Теперь, чтобы вновь подняться, нужно много трудиться, начиная все с нулевой отметки. В общем, сегодня все мы должны глубоко вдохнуть и начать заново себя формировать. Лично у меня после окончания тура, во время которого проходило по два концерта в день на холоде и жаре, также наступило полгода тишины. Ноль. Ничего. Я поняла, что за это время я должна все переосмыслить, проанализировать и избежать внутреннего слома. Ведь после мощных ротаций по ТВ, которых не имеют даже самые известные артисты, пережить пустоту было очень сложно. 
– И как вы это переосмыслили?
– Сегодня я набралась сил, которые иссякли во время «Евровидения» и «Фабрики». Хочу напомнить, что  кастинги на «Фабрику» у меня начались сразу после «Евровидения». Недели подготовки. Я готовилась, искала песни. Времени для передышки у меня не было. Кроме того, перед Евровидением у нас были промо-туры в Голландию, Швецию, Англию. И это все тоже отняло силы, энергию. Была невероятная ответственность. Потому что когда ты стоишь на сцене в Украине – это одно, а когда ты стоишь на сцене и на тебя смотрит вся Европа – совершенно другое. Это самый замечательный период моей жизни. 
– Ира, а вы денег заработали во время тура «Фабрики звезд-3»? Средств, которые каждый из вас заработал в туре, хватит артисту на запись альбома либо на создание какого-либо другого творческого проекта?
– Если честно, когда мы работали во время тура, я даже забыла о том, что мы должны получать какие-то деньги. И когда нам по окончанию концертов платили какие-то деньги, то я радовалась этому невероятно. Хотелось бы, конечно, чтобы этих денег было побольше, но… К сожалению, на вырученные средства открыть творческий проект невозможно. Сегодня практически каждому из участников «Фабрики» нужно искать финансовую поддержку и людей, которые будут в тебя верить, но в первую очередь, нужно верить в себя.
–  Часто исполнители находятся в долгих поисках себя, возможно ввиду собственной многоформатности, особой одаренности. Вы уже определились со стилем исполнения?
– Сейчас я и занимаюсь тем, что начинаю искать свой репертуар: работаю в студиях, ищу материал для песен. Выбираю его тщательно, потому что очень хочу порадовать слушателей, да и себя. Что касается стиля, то, если честно, каждый артист понимает, в чем его преимущества, его эта тарелка или не его. Где-то внутри себя, я ощущаю, что, в принципе, моя музыка – это драйвовая музыка, энергетичная музыка. Кроме того, я хочу, чтобы моя несла месседж, чтобы был диалог со зрителем. Я уже сейчас понимаю, что это будет за стиль, но мне, хотелось бы пока оставить это интригой. 
– А вы изменили внешность?
– Изменила чуть-чуть прическу, а оттенок волос по-прежнему рыжеватый, возможно не такой яркий, как был во время проекта на «Фабрике». 
– Ира, когда мы вас увидим и услышим вновь? Вы будете радовать нас сольно или в команде?
– Увидите очень и очень скоро. Хочу побыстрее закончить задуманное и выйти к вам, зрителю, потому что без вас жизни у артиста быть не может. Что касается  создания группы, то это моя мечта –  работать в команде. 
– Ирочка, ваши пожелания читателям «Телеграфа»
– Всегда и всем желаю добра и искренности. Я очень люблю всех  зрителей, очень за ними скучаю. Скоро увидимся.

С рыжеволосой девушкой, профессиональной певицей, имеющей на редкость бархатный, пронизывающий голос, телезрители познакомились лишь на «Фабрике звезд-3». Однако участие в этом проекте не было для нее началом пути к большой сцене. Мало кто знает, что Ирина Кристинина, выступала, как бэк-вокалистка в группе Светланы Лободы на «Евровидении», после чего появились слухи «а кто пел на самом-то деле?». Многих поклонников этот вопрос беспокоит до сих пор.  

– Ира, так как было на самом деле?

– Я была в команде Светланы. Для меня это был очень интересный проект, и моя задача заключалась в поддержке артистки, потому что Светлана выступала одновременно в качестве вокалистки, хореографа, музыканта. Она творила на сцене шоу – дай Бог! Именно поэтому Светлана пригласила человека, который бы мог максимально ее поддержать на «Евровидении» и был «двойником» для ее голоса. В этом состояла ее цель. А для меня, как участника команды, было важно выступить на отлично! И все, что мы могли, мы сделали. Были знакомы со Светланой до европейского конкурса, имели одного преподавателя по вокалу и сейчас поддерживаем хорошие отношения. Вообще, я с детства занималась пением по 5-6 часов в день. Окончила лицей искусств и эстрадно-цирковой колледж по классу вокала. Пела в джаз-бэндах, выступала на разных фестивалях и работала с известными артистами. Сейчас я учусь на пятом курсе Киевской академии искусств по классу вокала по специальности «артист эстрады».

– Чем стало для вас выступление на «Евровидении» в качестве бэк-вокалистки?

– Участие в международном музыкальном конкурсе – это бесценный, огромный опыт, как впрочем и опыт «Фабрики», который я использую теперь в своей творческой работе.

– Что касается фабрики: сегодня многие участники грандиозного проекта растворились в общей массе. Никого, кроме Евы Бушминой, не слышно. Что у вас на этот счет? Поступали какие-либо предложения?

– Это вторая сторона медали грандиозных проектов. Сейчас проект закончился. Нам показали, как можно блистать, и оставили. Многие из артистов не выдерживают психологически такого резкого падения после высокого полета. Теперь, чтобы вновь подняться, нужно много трудиться, начиная все с нулевой отметки. В общем, сегодня все мы должны глубоко вдохнуть и начать заново себя формировать. Лично у меня после окончания тура, во время которого проходило по два концерта в день на холоде и жаре, также наступило полгода тишины. Ноль. Ничего. Я поняла, что за это время я должна все переосмыслить, проанализировать и избежать внутреннего слома. Ведь после мощных ротаций по ТВ, которых не имеют даже самые известные артисты, пережить пустоту было очень сложно. 

– И как вы это переосмыслили?

– Сегодня я набралась сил, которые иссякли во время «Евровидения» и «Фабрики». Хочу напомнить, что  кастинги на «Фабрику» у меня начались сразу после «Евровидения». Недели подготовки. Я готовилась, искала песни. Времени для передышки у меня не было. Кроме того, перед Евровидением у нас были промо-туры в Голландию, Швецию, Англию. И это все тоже отняло силы, энергию. Была невероятная ответственность. Потому что когда ты стоишь на сцене в Украине – это одно, а когда ты стоишь на сцене и на тебя смотрит вся Европа – совершенно другое. Это самый замечательный период моей жизни. 

– Ира, а вы денег заработали во время тура «Фабрики звезд-3»? Средств, которые каждый из вас заработал в туре, хватит артисту на запись альбома либо на создание какого-либо другого творческого проекта?

– Если честно, когда мы работали во время тура, я даже забыла о том, что мы должны получать какие-то деньги. И когда нам по окончанию концертов платили какие-то деньги, то я радовалась этому невероятно. Хотелось бы, конечно, чтобы этих денег было побольше, но… К сожалению, на вырученные средства открыть творческий проект невозможно. Сегодня практически каждому из участников «Фабрики» нужно искать финансовую поддержку и людей, которые будут в тебя верить, но в первую очередь, нужно верить в себя.

–  Часто исполнители находятся в долгих поисках себя, возможно ввиду собственной многоформатности, особой одаренности. Вы уже определились со стилем исполнения?

– Сейчас я и занимаюсь тем, что начинаю искать свой репертуар: работаю в студиях, ищу материал для песен. Выбираю его тщательно, потому что очень хочу порадовать слушателей, да и себя. Что касается стиля, то, если честно, каждый артист понимает, в чем его преимущества, его эта тарелка или не его. Где-то внутри себя, я ощущаю, что, в принципе, моя музыка – это драйвовая музыка, энергетичная музыка. Кроме того, я хочу, чтобы моя несла месседж, чтобы был диалог со зрителем. Я уже сейчас понимаю, что это будет за стиль, но мне, хотелось бы пока оставить это интригой. 

– А вы изменили внешность?

– Изменила чуть-чуть прическу, а оттенок волос по-прежнему рыжеватый, возможно не такой яркий, как был во время проекта на «Фабрике». 

– Ира, когда мы вас увидим и услышим вновь? Вы будете радовать нас сольно или в команде?

– Увидите очень и очень скоро. Хочу побыстрее закончить задуманное и выйти к вам, зрителю, потому что без вас жизни у артиста быть не может. Что касается  создания группы, то это моя мечта –  работать в команде. 

– Ирочка, ваши пожелания читателям «Телеграфа»

– Всегда и всем желаю добра и искренности. Я очень люблю всех  зрителей, очень за ними скучаю. Скоро увидимся.

 



 
0
Автор: sholohova
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.

Читайте также:



Вверх