Диля: «Когда я включаю телевизор, я впадаю в депрессию»

8.10.2010, 10:20 Просмотров: 3 005
В воскресенье, 3 октября, группа «НеДиля» отыграла сольный концерт в Кременчуге. «ТелеграфЪ» встретился с лидером коллектива Дилей, поговорил о музыкальной свободе «по-европейски», кулинарных рекордах, о когда-то популярном киевском клубе «44», а также о творческих планах известной украинской группы на ближайшее время..

 

В воскресенье группа «НеДиля» отыграла сольный концерт в Кременчуге. «ТелеграфЪ» встретился с лидером коллектива Дилей, поговорил о музыкальной свободе «по-европейски», кулинарных рекордах, о когда-то популярном киевском клубе «44», а также о творческих планах известной украинской группы на ближайшее время.
В этом году «НеДиля» отпраздновала свое шестилетие и выпустила третий сольный альбом «Фортиссимо», который, по словам лидера группы получился «цельным, драйвовым».
– С его рождением наша группа шагнула на первую ступеньку своего лучшего звучания: стиля из сочетания лирики и драйва, романтики, подвижных композиций и красивых медляков, которые еще никто не отменял, – рассказывает Эдуард, лидер группы. Впереди – активная работа над акустической программой в рамках этнического проекта, гастроли, выступления, – рассказывает лидер группы.
– Заглянула  к вам на сайт: ни одного свободного дня. Как успеваете все? Сложно сегодня музыкантам держаться на плаву?
– Так а выбора нет другого… 
–  Как нет? Можно найти другое занятие. 
– Ну а чем я буду заниматься? Я и так преподаю. У меня есть собственный музыкальный класс в Киеве, а кроме того ТВ-программа в Кировограде. 
– Диля, ты маэстро? Об этом мало что известно… 
– Главное ни то, что об этом кто-то должен знать, а то, кому это нужно. Преподаю детям вокал, фортепиано, гитару, сольфеджио, гармонию. Одна из моих учениц Настя Лысенко – чемпионка мира по УШУ. Еще пять лет назад она стала обладательницей этого титула. К слову, у меня берут уроки и некоторые известные украинские вокалисты… 
– А ты строгий учитель…?
– Ой, скорее нет, знаешь, я беру измором. Я вообще мягкий, могу повторять с улыбкой одно и то же задание несколько занятий подряд. В итоге, когда ученику это безумно надоедает, он уже принципиально делает все превосходно. 
– Что именно заставляет тебя выполнять огромный объем работы одновременно?
– …Смерть. Понимание того, что каждый день все ближе и ближе приближает меня к смерти. Т.е. пока я верю, что смерть – это окончание всего, а все остальное – это сказки, именно это и движет мною, заставляет делать так много, насколько возможно. 
– Так, стоп!
– Нет, нет, никто ничего не предсказывал…  
– Хорошо, тогда, условно говоря, представим, что как минимум ты намерен творить до 92 лет… А можно узнать, как выглядит твоя основная цель? Чего бы ты хотел достичь?
– Да, действительно, я приблизительно так и представлял свою продолжительность жизни – 92 года. Только вот об окончательной цели пока ничего не знаю. Никто мне никогда не говорил, сколько я смогу еще писать. А что касается глубокой старости, то к отступлению от творчества, возможно, займусь сельским хозяйством: огородом, курами, разведением домашних животных.
– Диля, ты являешься автором и исполнителем гимна футбольного клуба «Арсенал»? Каким образом ты и тема футбола пересекаются в жизни? 
– Я профессионально занимался футболом восемь лет и очень сильно мечтал играть за сборную СССР. Но когда СССР распался, моя мечта разбилась. Мне кажется, что предложение написать гимн для футбольного клуба – это неспроста…
– Теперь понятно откуда у тебя такая энергия двигаться вперед… Футболисты чрезвычайно выносливые натуры… Диль, написать гимн футбольному клубу, была, наверное, непростая задача…
– Я сочинил его за 15 секунд, в тот момент пока мы вели переговоры по телефону. Все остальное время – это была работа над проектом. И так бывает у меня довольно часто. 
– Написать гимн за 15 секунд? Да ладно… Может, тебе в книгу рекордов Гиннеса пора?
– Да, у меня есть еще рекорды, но, к сожалению, нет времени их регистрировать.
– Ой, а что это  за рекорды? 
– Ну, так я и сказал…(смеется) 
–  Не обязательно рассказывать о самых-самых… Можно и о кулинарных рекордах поговорить? Сейчас это модно.
– Ой, кулинарные рекорды – это вообще! Такие ставить – нефиг делать. Я недавно прочитал статью, что британский молодой повар придумал самый дорогой в мире картофель, за что угодил то ли в Гиннеса, то ли получил кулинарную премию. Рецепт был таким: он запек картофель, намазал его соусом и положил ложку черной икры сверху. Пять лет назад, когда мы поехали с друзьями на шашлыки, я уже тогда получил бутылку Виски за то, что запек на костре в фольге картошку с сыром «Радомиром» и красной икрой в середине. 
– В творчестве Дили 2004 года есть такое событие, как  «44 часа живой музыки» в «Марафоне-44». Как это возможно? 
–  Здесь хитрость ПР-трактовки. На самом деле 44 часа музыки – это было выступление нескольких десятков групп, которые сменяли друг друга час за часом. Все участники получили дипломы «44 часа музыки» и вошли в книгу рекордов Украины. «Марафон-44» в моей жизни также приятное стечение обстоятельств, которое произошло в рамках первого эксперимента киевского ресторатора Эрика Айгнера. Именно он привил рок и джазовую культуру Киеву. В его клубе можно было встретить лучшего скрипача, вокалиста Украины, любого другого артиста. А если нужно было музыканту до выступления взять совет, то можно было просто забежать в «44» и за пару минут решить все вопросы. У Эрика всегда в ресторанах был «биток». Потому что он всегда креативил, а во время концерта в его  заведении можно было танцевать и на стойке бара. Даже Гайтана когда-то танцевала так. И все чувствовали себя в «44» по-европейски, чего всегда так не хватало нам. А вы представьте себе такие заведения десять лет назад – да это был полный шок! 
– Сегодня существуют подобные мероприятия в Киеве?
– Нет. Сегодня нет. И очень зря. Эрика отстранили от правления, потому что он был не учредителем, а руководителем. С тех пор клубно-музыкальная метка Киева «44», стала простым рядовым неинтересным клубом в центре города. 
– Диля, чувствовать себя по-европейски, слушая музыку, это понятно. Музыканту также это необходимо? 
– Конечно! Лично я всегда чувствую себя по-европейски, потому что делаю ту музыку, которую мне хочется делать. Знаешь, за границей, 95% того, что окружает тебя, и та музыка, которую ты слышишь – она другая, лучше. Потому что когда в строительном супермаркете играет Хендрикс, Гебриел или в продуктовом магазине поет Стинг, я просто вхожу в тихий транс. Там нет каких-то суржиковых оленеподобных коллективов, по которым стонут все. Люди там ценят в первую очередь музыку. А если эта музыка имеет еще и бомбовую текстовую составляющую – это вообще отлично. Тут все по-другому. Франция, Польша, Италия – это для меня идеальный мир, как для человека, который живет звуками. И я хотел бы там слушать радио и смотреть телевидение. Тут нет. Потому что когда я включаю в нашей стране телевизор, я впадаю в депрессию. Многая музыка моих соотечественников мне непонятна. Спасибо, что есть еще «Океан Ельзы»,  «Друга ріка», «Нагана», «Крихітка Цахес», «Бум-бокс» и ряд других исполнителей…
– Понятно. Значит, все-таки где-то внутри себя ты лелеешь мысль о том, чтобы уехать?
– Конечно, хотел бы. Но для меня это всегда непростой вопрос. И вот, я уже как бы выкидываю паспорт в мусорный бак, а потом все равно остаюсь. Наверное, не хватает сил. Думаю, что, скорее всего, это обычный совковый страх, я же советский человек. А вообще, по большому счету, нужно уезжать и ничего не бояться, работать там и возвращаться обратно, потому что сегодня уже не важно где ты находишься территориально. Важно то, что ты работаешь и то, что ты делаешь. 
– Пожелания Дили поклонникам и читателям газеты «ТелеграфЪ»…
– Я желаю никогда не сдаваться, иметь стабильность в жизни, и прежде всего в зарплате. Чтобы никто из украинцев не парился по поводу мешка гречки впрок или тепла в квартире, чтобы всегда была икра на столе, как самый минимум, чтобы люди перестали сетовать на судьбу и каждый сумел навести порядок в своей жизни, а прежде всего в своей голове, потому что благополучие начинается с наведения порядка в себе…
Светлана Шолохова

В этом году «НеДиля» отпраздновала свое шестилетие и выпустила третий сольный альбом «Фортиссимо», который, по словам лидера группы получился «цельным, драйвовым».

– С его рождением наша группа шагнула на первую ступеньку своего лучшего звучания: стиля из сочетания лирики и драйва, романтики, подвижных композиций и красивых медляков, которые еще никто не отменял, – рассказывает Эдуард, лидер группы. Впереди – активная работа над акустической программой в рамках этнического проекта, гастроли, выступления, – рассказывает лидер группы.

– Заглянула  к вам на сайт: ни одного свободного дня. Как успеваете все? Сложно сегодня музыкантам держаться на плаву?

– Так а выбора нет другого… 

–  Как нет? Можно найти другое занятие. 

– Ну а чем я буду заниматься? Я и так преподаю. У меня есть собственный музыкальный класс в Киеве, а кроме того ТВ-программа в Кировограде. 

– Диля, ты маэстро? Об этом мало что известно… 

– Главное ни то, что об этом кто-то должен знать, а то, кому это нужно. Преподаю детям вокал, фортепиано, гитару, сольфеджио, гармонию. Одна из моих учениц Настя Лысенко – чемпионка мира по УШУ. Еще пять лет назад она стала обладательницей этого титула. К слову, у меня берут уроки и некоторые известные украинские вокалисты… 

– А ты строгий учитель…?

– Ой, скорее нет, знаешь, я беру измором. Я вообще мягкий, могу повторять с улыбкой одно и то же задание несколько занятий подряд. В итоге, когда ученику это безумно надоедает, он уже принципиально делает все превосходно. 

– Что именно заставляет тебя выполнять огромный объем работы одновременно?

– …Смерть. Понимание того, что каждый день все ближе и ближе приближает меня к смерти. Т.е. пока я верю, что смерть – это окончание всего, а все остальное – это сказки, именно это и движет мною, заставляет делать так много, насколько возможно. 

– Так, стоп!

– Нет, нет, никто ничего не предсказывал…  

– Хорошо, тогда, условно говоря, представим, что как минимум ты намерен творить до 92 лет… А можно узнать, как выглядит твоя основная цель? Чего бы ты хотел достичь?

– Да, действительно, я приблизительно так и представлял свою продолжительность жизни – 92 года. Только вот об окончательной цели пока ничего не знаю. Никто мне никогда не говорил, сколько я смогу еще писать. А что касается глубокой старости, то к отступлению от творчества, возможно, займусь сельским хозяйством: огородом, курами, разведением домашних животных.

– Диля, ты являешься автором и исполнителем гимна футбольного клуба «Арсенал»? Каким образом ты и тема футбола пересекаются в жизни? 

– Я профессионально занимался футболом восемь лет и очень сильно мечтал играть за сборную СССР. Но когда СССР распался, моя мечта разбилась. Мне кажется, что предложение написать гимн для футбольного клуба – это неспроста…

– Теперь понятно откуда у тебя такая энергия двигаться вперед… Футболисты чрезвычайно выносливые натуры… Диль, написать гимн футбольному клубу, была, наверное, непростая задача…

– Я сочинил его за 15 секунд, в тот момент пока мы вели переговоры по телефону. Все остальное время – это была работа над проектом. И так бывает у меня довольно часто. 

– Написать гимн за 15 секунд? Да ладно… Может, тебе в книгу рекордов Гиннеса пора?

– Да, у меня есть еще рекорды, но, к сожалению, нет времени их регистрировать.

– Ой, а что это  за рекорды? 

– Ну, так я и сказал…(смеется) 

– Не обязательно рассказывать о самых-самых… Можно и о кулинарных рекордах поговорить? Сейчас это модно.

– Ой, кулинарные рекорды – это вообще! Такие ставить – нефиг делать. Я недавно прочитал статью, что британский молодой повар придумал самый дорогой в мире картофель, за что угодил то ли в Гиннеса, то ли получил кулинарную премию. Рецепт был таким: он запек картофель, намазал его соусом и положил ложку черной икры сверху. Пять лет назад, когда мы поехали с друзьями на шашлыки, я уже тогда получил бутылку Виски за то, что запек на костре в фольге картошку с сыром «Радомиром» и красной икрой в середине. 

– В творчестве Дили 2004 года есть такое событие, как  «44 часа живой музыки» в «Марафоне-44». Как это возможно? 

–  Здесь хитрость ПР-трактовки. На самом деле 44 часа музыки – это было выступление нескольких десятков групп, которые сменяли друг друга час за часом. Все участники получили дипломы «44 часа музыки» и вошли в книгу рекордов Украины. «Марафон-44» в моей жизни также приятное стечение обстоятельств, которое произошло в рамках первого эксперимента киевского ресторатора Эрика Айгнера. Именно он привил рок и джазовую культуру Киеву. В его клубе можно было встретить лучшего скрипача, вокалиста Украины, любого другого артиста. А если нужно было музыканту до выступления взять совет, то можно было просто забежать в «44» и за пару минут решить все вопросы. У Эрика всегда в ресторанах был «биток». Потому что он всегда креативил, а во время концерта в его  заведении можно было танцевать и на стойке бара. Даже Гайтана когда-то танцевала так. И все чувствовали себя в «44» по-европейски, чего всегда так не хватало нам. А вы представьте себе такие заведения десять лет назад – да это был полный шок! 

– Сегодня существуют подобные мероприятия в Киеве?

– Нет. Сегодня нет. И очень зря. Эрика отстранили от правления, потому что он был не учредителем, а руководителем. С тех пор клубно-музыкальная метка Киева «44», стала простым рядовым неинтересным клубом в центре города. 

– Диля, чувствовать себя по-европейски, слушая музыку, это понятно. Музыканту также это необходимо? – Конечно! Лично я всегда чувствую себя по-европейски, потому что делаю ту музыку, которую мне хочется делать. Знаешь, за границей, 95% того, что окружает тебя, и та музыка, которую ты слышишь – она другая, лучше. Потому что когда в строительном супермаркете играет Хендрикс, Гебриел или в продуктовом магазине поет Стинг, я просто вхожу в тихий транс. Там нет каких-то суржиковых оленеподобных коллективов, по которым стонут все. Люди там ценят в первую очередь музыку. А если эта музыка имеет еще и бомбовую текстовую составляющую – это вообще отлично. Тут все по-другому. Франция, Польша, Италия – это для меня идеальный мир, как для человека, который живет звуками. И я хотел бы там слушать радио и смотреть телевидение. Тут нет. Потому что когда я включаю в нашей стране телевизор, я впадаю в депрессию. Многая музыка моих соотечественников мне непонятна. Спасибо, что есть еще «Океан Ельзы»,  «Друга ріка», «Нагана», «Крихітка Цахес», «Бум-бокс» и ряд других исполнителей…

– Понятно. Значит, все-таки где-то внутри себя ты лелеешь мысль о том, чтобы уехать?

– Конечно, хотел бы. Но для меня это всегда непростой вопрос. И вот, я уже как бы выкидываю паспорт в мусорный бак, а потом все равно остаюсь. Наверное, не хватает сил. Думаю, что, скорее всего, это обычный совковый страх, я же советский человек. А вообще, по большому счету, нужно уезжать и ничего не бояться, работать там и возвращаться обратно, потому что сегодня уже не важно где ты находишься территориально. Важно то, что ты работаешь и то, что ты делаешь. 

– Пожелания Дили поклонникам и читателям газеты «ТелеграфЪ»…

– Я желаю никогда не сдаваться, иметь стабильность в жизни, и прежде всего в зарплате. Чтобы никто из украинцев не парился по поводу мешка гречки впрок или тепла в квартире, чтобы всегда была икра на столе, как самый минимум, чтобы люди перестали сетовать на судьбу и каждый сумел навести порядок в своей жизни, а прежде всего в своей голове, потому что благополучие начинается с наведения порядка в себе…

 



 
0
Автор: sholohova
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.

Читайте также:



Вверх