Как расцветает игорный бизнес через год после запрета

25.06.2010, 13:01 Просмотров: 3 743
Азартные игроки перебрались играть с игорных клубов в интернет-заведения....
Интернет-заведения заражают игроманией с детства

Игорный бизнес в Украине запрещен с 25 июня прошлого года. Однако, за словами психотерапевтов лечащих игроманию, после прошлогоднего незначительного спада количества больных, их пациентов теперь стает все больше и больше, ведь азартные игроки  перебрались играть с игорных клубов в интернет-заведения. Нардепы считают, что такими заведениями должны активно заниматься правоохранительные органы. Последние сообщают, что поиск и закрытие интернет-заведений в их работе определён как один из приоритетных. Увы, статистика говорит о противоположном.

– А сколько у вас минимальная ставочка? – спрашивает меня мужчина за 40 с клетчатой сумкой. От него разит алкоголем и несвежей одеждой. 

 – 20 гривен, - говорю я, перегибаясь через кассовую стойку в углу зала. 

– Девушка, поставьте мне десяточку. Вот честно - больше нет. DVD из ломбарда забрал - только десятку сдачи дали. Поставьте! 

– Не могу. У нас минимальная - 20. В соседнем клубе вообще 50. 

– Ну, пожалуйста. Давайте я вам в счёт ещё десятки дам вот гель для волос, средство от тараканов, - достает из клетчатой сумки свой товар. 

Мне становится противно и одновременно жалко. Мой напарник-администратор как раз вышел, и я решаю нарушить правила: 

– Хорошо, давайте десятку. 

Теперь в моем зале двое игроков. Первый дает двухсотки и сотки одна за другой.

Игорный бизнес в Украине запрещен с 25 июня прошлого года - закон об этом приняла Верховная Рада после того, как девятеро днепропетровцев сгорели в «Метро-Джекпот». Занятие игорным бизнесом подпадает под статью 203 Уголовного кодекса Украины и грозит лишением свободы сроком до пяти лет. 

«Работа, администратор, кассир зала игровых автоматов», - набираю запрос в Google. Ответ - более трехсот результатов. В «интерактивные клубы» нужны девушки приятной внешности 18-30 лет. Мужчины такого же возраста (о внешности ни слова). Можно без опыта работы. Зарплата: 2000-2500 гривен в месяц. 

Звоню по одному из номеров. Там должен откликнуться менеджер по имени Арсен. 

«Я Вас слушаю», – гнусавит представитель запрещенного бизнеса. 

«Это уже четвертый» 

Расспрашивает, где я работала раньше. Говорю, что в таком же клубе, но в другом городе. Арсен назначает встречу. 

«Для стажировки тебе и пару часов хватит. Если поймёшь – так поймёшь, а нет - так нечего тянуть». 

Захожу в полутёмное помещение возле рынка. На месте кассира сидит девушка, возле неё стоит коренастый парень. В зале один клацает сразу двумя компьютерными мышками, выбивая на соседних мониторах комбинации. Кассир вопросительно смотрит на меня. 

– Я от Арсена, пришла устраиваться на работу. 

Меня проверяют, звоня Арсену. Потом дают заполнить анкету. В графе «образование» пишу «школа №9», в предыдущих местах работы указываю ночной магазин, кафе и «интерактивный клуб» - там я якобы работала кассиром ксерокса. 

- Ты без опыта, да? Ну смотри: у нас есть две программы, по которым мы делаем ставки. Клиент приходит, даёт тебя деньги, администратор сажает его за компьютер и говорит тебе, на какую программу ставить: «Карма» или «Вистгейм», - вводит меня в курс дел девушка по имени Ирина. На ней белая блузка с рюшами, черная жилетка и такая же юбка выше колена. 

Как я потом узнала, униформу белый верх-чёрный низ придется носить и мне. А также работать сутки - с 8 утра до 6 утра - с правом двое суток отдыхать. 

Ирина показывает мне, где нажимать, чтобы зачислить деньги на тот или иной компьютер и как их снимать со счета. Игровые программы открываются в Интернете через российские поисковики «Рамблер» или «Яндекс». Открыть их с компьютера не в клубе невозможно. Милиционер без опыта может и не догадаться, как найти программное обеспечение для игры, даже если будет видеть включенный компьютер с открытыми страницами для нелегального бизнеса. На этих страницах надо щелкнуть едва заметную ссылку «Sponsored by». Тогда открываются две игры: «Карма» или «Вистгейм». 

- Смотри, ты нажимаешь сюда - «операции с терминала». Раньше мы работали через «операции с кодами», но теперь, слава богу, этого нету. Уже месяца два как не надо записывать код, обналичивать его. То было сложнее. А так просто сразу вводишь сумму, - поучает Ира. 

Всего в системе доступны более 30 вариаций игр, но они отличаются только картинками, которые вращаются на экране: так называемые «книжечки», «обезьянки» и т.д. Кликаешь и надеешься, что выпадет выигрышная комбинация. Каждое нажатие стоит от одной копейки до сотен гривен - как выставит игрок. 

Овладев нехитрым курсом молодого кассира, я узнаю, что работать буду в новом клубе - вот-вот должен открыться. Больше недели постоянно перезваниваюсь с Арсеном - когда же доделают ремонт. И вот звонок: «Через час приезжай». 

Никаких шариков на входе. И вообще, новый клуб - маленький вагончик из пластика и стеклопакетов среди таких же «скворечников» у остановки маршруток. Все торжество открытия состоит в том, что Арсен и мой будущий напарник-администратор Вова оттирают фасад нашего вагончика «Мистером Мускулом». Внутри темно из-за заклеенных клейкой плёнкой окон, на потолке всегда мерцают красные лампы. У стен - восемь компьютеров и мое место кассира - стол за фанерной перегородкой. Вокруг меня - склад с туалетной бумагой, водой, чаем, кофе и коньяком для клиентов. Коньяк - в пластиковых бутылках. («Прямо с завода», - гордо утверждал Арсен). 

- Здесь когда-то до запрета тоже был наш зал, а потом отдали под магазин «Все по восемь гривен». Видела бы ты, что они с ковролином сделали - его просто не стало. У нас сколько стоял, а они загадили помещение совсем. Пришлось все по новой делать. 19 тысяч гривен вбухали, - жалуется босс. 

- А много у вас тогда клубов было? - завожу разговор, протирая пластик тряпочкой. 

- Да. Всего было 25. Потом сначала позакрывали. Меня шеф отпустил - говорит, найдёшь работу - иди. Первым открылся клуб ещё в августе прошлого года. Потом ещё два. Вот это четвёртый. Мне шеф предложил щас ещё три брать, восстанавливать, но я не захотел. Там такие страшные! 

Арсен объяснил нам с Вовой обязанности: я принимаю ставки, слежу за балансом денег у игроков, выдаю выигрыш, храню деньги и подбиваю бухгалтерию в конце смены. Администратор включает и объясняет игры, предлагает клиентам чай, кофе, халявные сигареты и 30 граммов коньяка. Также Вова меняет пепельницу и поддерживает беседы с игроками. 

Пока нет клиентов, мы можем сидеть в Интернете, смотреть фильмы на пиратских сайтах. Когда игроки есть, развлекаться запрещено. За пьянку - штраф. За сон на работе - штраф. Самый тяжкий грех - это ставить и играть самому. Увольняют без разговоров. 

После генеральной уборки Арсен с Вовой развесили по стенам таблички «Интернет. 10 мин. - 10 грн.», «Администрация за хранение вещей ответственности не несет». И мы открылись.

«Нифига не делает - бабки дерёт»

Примерно через час к клубу подъехали двое «хозяев» - принимать работу. Главный похож на Мики Рурка, одетый в дорогие джинсы и футболку. Под его взглядом мне становится страшновато, и я вспоминаю, что делать, если меня уличат. Мики Рурк свысока, даже с отвращением осматривает зал. Второй прикрепляет в углу за моим рабочим местом веб-камеру - следить за сотрудниками и игроками. Главный шеф обращается ко мне: 

- Значит, тебя проинструктировали, что делать, если менты приходят или кто интересуется? 

- Да, - послушно отчитываюсь я, - у нас Интернет-кафе, я здесь работаю одна. Вова, если что, - мой парень. - Так. Чем клиенты занимаются на компьютерах - не наше дело, ты ничего не знаешь. И чтоб не держала программы открытыми, сразу все позакрывала. И не паникуй, - пренебрежительно обращается ко мне шеф со своим пронизывающим взглядом. Киваю в ответ. 

- На кого ты работаешь, знаешь? 

- Да ... ЧП, Который висит на стенде. 

- Чтоб выучила, - дает последний приказ. После отъезда начальства Арсен с Вовой начинают рассказывать, сколько раз к ним в клубы наведывались правоохранительные органы. Были и «беркутовцы» в масках, залетали и фотографировали мониторы. Были спокойные знающие спецы из Управления по борьбе с организованной преступностью. Те без «пантов» заходят, спрашивают руководителей. Приходили и просто участковые, составляли протоколы. По словам Арсена, после этих набегов все клубы продолжали работать. 

- Они нафоткают, напишут, а потом приходят к своему начальству - им там доходчиво объясняют, кого трогать, кого не трогать. К вам по любому сегодня кто-то зайдёт. Новый клуб... С ними, конечно, договорено, шеф все проплачивает, но ты веди себя, как сказано. 

- Проплачивает? А сколько? - играю я непринужденное удивление. 

- Смотря за какой клуб. Первый - там большой, всегда прибыльный был - там восемь штук. А тот, который перед вами открылся, только начал деньги приносить, но за него ещё с октября по четыре штуки. 

- Гривен в месяц? Ничего себе!

 - Ага. Нифига не делает - бабки дерёт, - диагностирует тяжелые болезни правоохранительной системы Арсен. Чутье его не подвело. Пока я домывала фасад, подошли двое мужчин бандитского вида. Лица откормленные, с застывшим выражением бескомпромиссной серьезности, в руках барсетки - прямо тебе воскресшие 90-е. Мужчины позвали менеджера, а я с тряпкой тихонько подслушивала разговор. Бандиты интересовались, нужна ли Арсену «безопасность». Говорили, чтобы он подумал над тем, что может вести бизнес «без лишних людей и лишних расходов». Арсен обещал подумать, они обменялись телефонами. Через три дня, когда бандиты пришли снова, Арсен приказал мне передать, что «безопасность» нам не нужна. Бандиты спокойно ушли. После бандитов к нам пожаловал мужчина в штатском. Молча осмотрел зал. На тот момент у нас никто не играл.

 - Добрый день! - поздоровалась я и быстро пошла закрывать все программы на компьютерах - на клиента штатский не был похож. 

- Добрый, добрый ... Что у вас тут? 

- У нас - Интернет-кафе. Я - администратор, работаю здесь. 

- Знаем мы ваши Интернет-кафе ... Тоже, знаете, телевизор смотрим, - оскалился штатский, - Да не боись! Мы - люди гуманные. Сегодня открылись, значит. А где ваш менеджер? 

- Уехал. Хотите - я позвоню. 

- Не надо. Запиши мой мобильный телефон - пускай сам мне звонит и заходит. У меня кабинет здесь напротив сразу. Я - участковый ваш. В этот же день Арсен поехал знакомиться с участковым.

«Это касса с фирмы»

Первыми нашими посетителями были две женщины бальзаковского возраста. Одна все время инструктировала подругу. Обе отдали мне по 20 гривен - минимальная ставка. Более опытная дама в спортивном костюме и с базарной сумкой быстро проиграла. Вторая сначала выиграла гривен 15, а потом проиграла все. 

Женщины вежливо попрощались, даже поблагодарили, словно я сделала для них доброе дело, и ушли. 
Зашел приличного вида мужчина и протянул мне 50 гривен.
- На все?, - спрашиваю я. 
- Нет, 20 гривен. Я же только расслабиться после работы ... 
«Расслабившись» на 20 гривен, он отдал мне другие тридцать, а потом еще 50. Проиграв сотню, мужчина ушел с отчаянием на лице. 
В клуб заглядывали и неигроки: то искали магазин «Все по восемь», то интересовались, сколько стоит час Интернета и, услышав цену, недоуменно уходили. 
Ближе к полуночи хорошо одетый молодой парень навеселе без остановки говорил то с компьютером-автоматом, подбадривая его, то с Вовой – жалуясь на автомат. Парню кто-то звонил:
’’Я уже иду, я тут недалеко, уже иду домой», - оправдывался он. И ставил дальше. Начал с 20 и проиграл 150 гривен. Хотя в какой-то момент мой монитор высвечивал, что выиграет 170. 
- Что же он не забирает деньги и не идет домой? - сказала я тихо Вове. 
- Такие на мизерных суммах никогда не останавливаются. 
С каждым днем игроков становилось все больше. Заходил дородный мужчина лет 30. Оказался бизнесменом. Оставил у нас 500 гривен. Двое игроков «сдружились» прямо в клубе. Один, лысоватый с бочкообразным пузом ставил по 100 и 200 гривен. Другой поставил минимум. Оба проиграли и попросили еще коньяка и сигарет. Мы не отказывали. 
Бедняк после нескольких тостов с богачом начал клянчить у него деньги, чтобы поставить еще. Тот дал. Оба проигрались снова: бедный - 20, богатый -1 000 гривен. Ушли. Но скоро вернулись.
Богач принес еще денег, а бедняк - просил у него снова и снова. После часа ночи в клуб пришли жёны наших игроков. Обе - молодые, стройные, тихие брюнетки. Как оказалось, у бедняка трое детей. Его жена смогла увести его домой первой. 
Толстяк держал свою жену в клубе до половины четвёртого ночи, постоянно обещая, что вот-вот ему крупно повезет. Он играл в общей сложности девять часов, вложил полторы тысячи гривен, а забрал 2000. 
«Это же моя касса с фирмы! Если бы проиграл, капец бы мне пришёл», - раскрыл мне источник богатства, и побрел, держась за жену. 

Куда смотрит власть?

«С юридической точки зрения менять нечего. Законодательством четко все предусмотрено, все рычаги влияния у правоохранительных органов есть», - депутат парламента Григорий Смитюх в красивом офисе Партии регионов в центре Киева листает перед «Свідомо» странички принятого в прошлом году закона. «Игорный бизнес - деятельность по организации и проведению азартных игр в казино, на игровых автоматах, в букмекерских конторах и в электронном (виртуальном) казино, которую осуществляют организаторы азартных игр с целью получения прибыли». 

«И в электронном ...»! Какие еще вопросы?», - цитирует автор закона первый пункт первой статьи. Смитюх, в прошлом работавший оперативником, вместе с товарищем по партии власти Вадимом Колесниченко теперь пишет письма правоохранителям.

И получает ответы как, например, вот такой - из налоговой: «Указанный вопрос в работе определён одним из приоритетных. ...В суд направлено 125 исков, из которых по 18 вынесены решения в пользу государственной налоговой службы». 

Похожий ответ от Министерства внутренних дел получило и «Свідомо»: «Лица, пользующиеся услугами интернет-салона, информируют, что находились в помещении под разного рода предлогами, но не играли в азартные игры... За пять месяцев этого года по всей Украине органами МВД разоблачено 67 преступлений в сфере игорного бизнеса по статье 203 Уголовного кодекса.

Относительно нарушений именно интернет-заведениями закона «О запрете игорного бизнеса» по статье 203 возбуждено 40 уголовных дел. В суд направлено за это время 11 уголовных дел, а уже рассмотрены из них всего 5». Переданный Ген-прокуратуре журналистский запрос остался без ответа.Зато мне на почту продолжают поступать предложения из категории «Игорный бизнес» от сайта rabota.ua.

 

Стало ли меньше больных?

«Свідомо» связалось с тремя реабилитационными центрами, лечащими игроманию. Нас интересовало: меньше ли людей стало обращаться к ним? 
Директор реабилитационного центра «Феникс», психотерапевт Валерий Оноприенко никаких позитивных сдвигов не заметил: «Вроде бы хорошее дело было сделано с запретом игорного бизнеса, а в итоге никаких изменений это не принесло. 
Психотерапевт лечебного центра «Достомед» Мария Маценко согласилась с коллегой: 
«Сначала был незначительный спад, но игроманам нужно было просто поискать место для реализации своей зависимости. У меня самой у дома зал игровых автоматов как был, так и есть », - говорит она. 
Вот ответ Юлии Яшиной - одной из организаторов всеукраинской сети реабилитационных центров «Троицкий»: «Человек рождается зависимым, одна зависимость перетекает в другую. Почему же не делают профилактические занятия в школах, не делают хорошую передачу по телевидению в прайм-тайм, чтобы предупреждать людей?». 
Кстати, лечение в «Троицком» бесплатное: тел. (044) 227-66-43, с 15-00 до 21-00.
Александра Веснич, бюро журналистских расследований «Свідомо», для «Кременчугского Телеграфа»


 
0
Автор: editor
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.


Вверх