«Мне нравится всё яркое», - в 75 лет кременчужанка Римма Байбуза продолжает писать картины

17.07.2013, 14:27 Просмотров: 1 620

Она родилась среди лесов Удмуртии, много лет жила в Лаосе, США, но из всех путешествий все равно возвращается домой – в Украину, в Кременчуг


В молодости Римма Байбуза рисовала на стенах своей и квартиры цветы. Тогда ещё не было моды вешать ковры

 

В свои 75 лет кременчужанка Римма Байбуза продолжает писать красивые, как экзотические бабочки, картины и удивляется мрачности современных молодых художников. Она родилась среди лесов Удмуртии, много лет жила в Лаосе, США, но из всех путешествий все равно возвращается домой – в Украину, в Кременчуг.

 

«Красиво, приятно и естественно! Оказывается, не перевелись нормальные художники. Это радует!» – такие отзывы от наших крайне скептичных комментаторов на сайте telegraf.in.ua получила выставка картин Риммы Байбузы. 75-летняя кременчужанка нигде не училась художественному мастерству, а все рисовала с натуры. Она родилась в России среди лесов Удмуртии, жила на Севере, потом – в экзотическом тропическом Лаосе и США. Но из каждого путешествия женщина возвращалась в Украину – туда, где нашла свою любовь, дом, друзей и возможность реализовать себя.


– Я не люблю заниматься хозяйственными делами, уборкой, это не мое, – признается Римма. – Я двадцать три года на Севере прожила, и все это время связано с искусством. У меня была квартира вся расписанная... На кухне нарисовано, как геологи лезут в горы, в ванной комнате – зайцы моются под душем. Еще я дома приятелям расписывала. Однажды нарисовала на всю стену петуха с курицей, которые за столом сидят и возле большого самовара чай пьют.


По словам Риммы Байбузы, в ее молодости на стены не вешали ковры – они оставались голыми. Художница украшала свою квартиру цветами. Здесь же осваивала технику трафарета, которой тогда никто не занимался.


Огромные бабочки и много-много... вкусных обезьян


В 1983 году Римма оказалась в экзотическом Лаосе. Поехала вместе с мужем в командировку.


– В Союзе тогда еще ни вещей нормальных не было, ничего, – вспоминает художница. – И вот я попала на рынок – Талат. У меня от того разнообразия голова закружилась. Прибыли мы в столицу Вьентьян. Большой город, но за ним – джунгли. В самой же столице бананы растут, идешь по улице – тут же ходят коровы, бегают свиньи, обезьяны. Кошки-собаки не бегают, это у местных – мясо. У нас был кот Васька – так мы сказали, чтобы Ваську не трогали. Да, всё что бегает, летает, ползает они ловят и съедают. Выковыряют червя – и едят, еще и показывают: «Мадам, вкусно!»


Но больше всего впечатлили Римму как художника лаосские бабочки. Они до сих пор хранятся в ее коллекции и живут на картинах.


– Помню, как одним утром проснулась и пошла снимать вывешенные на балконе простыни, – рассказывает кременчужанка. – Смотрю, а на ткани яркий рисунок огромной бабочки. Ну, думаю, не было у меня такого. Присмотрелась лучше, а она живая! И так их много было! И волнистые, и с хвостами на крыльях. Разноцветные, голубовато-зеленые, цвета морской волны, красные, черные. У меня в коллекции есть огромные, по 15-20 см, а есть совсем маленькие.
В Лаосе Римма с мужем прожила три года. Сильно тосковали по дому, даче, знакомым, друзьям. Каждый день зачеркивали в календаре.

«В США таким как я, которые привыкли на лавочке возле дома сидеть, нечего делать»


Когда у Риммы умер муж, она полностью погрузилась в творчество – чтобы снять стресс. Переехала к дочери и зятю в США.


– Там такая тоска была, – вспоминает художница, – никакого общения, хуже, чем в тюрьме. Меня вообще никто не понимал. Никто не мог разговаривать на русском языке. Телевизор не посмотришь, газету не почитаешь.


Дочь была занята двумя детьми, которые не знали язык бабушки. Желание Риммы ходить на выставки, пристроить картины в музей никто не поддержал.


– Я была предоставлена сама себе, – говорит художница. – Я там столько плакала, сколько в жизни не плакала.


Она не могла даже просто выйти из своей трехэтажной виллы в пригороде. Когда однажды шагнула на улицу, в полицию сразу же поступил звонок от соседей. Приехала полицейская машина, офицер стал что-то спрашивать. Римма только и говорила: «Я рашен, рашен». Так и шли обратно до дома.


– Америка – прекрасная страна, есть на что посмотреть и чему поучиться, – рассказывает художница. – Но пожилым, таким как я, которые привыкли на лавочке возле дома сидеть, там делать нечего. Я оттуда вырвалась, все там оставила, все бросила. Взяла только паспорт – и скорее в Украину.


На вилле у дочери остались 30 «американских» картин и еще 50, которые художница привезла с собой.

«Я получила сильнейший стресс, за три месяца написала 10 картин»


Следующие пять лет, по словам Риммы Байбузы, были просто потерянными. Она отходила от стресса. Вернулась к творчеству только в январе этого года.


– За три месяца написала десять картин, – рассказывает художница. – Мне надо было погрузиться в творчество. Такое вдохновение нашло... Я еще многое хочу успеть. Сегодня жива, а завтра… Я ведь смотрю, как другие рисуют. Хоть я и не училась нигде, но мои работы лучше. Мне нравится все яркое. А на одной картине, которую я видела в галерее, было все так мрачно нарисовано, что я даже не поняла – это осень или весна. Есть хорошие картины, но цветы изображены мазками. Я считаю, что это грубо. Цветочки – они же нежные, какие тут могут быть мазки?

 

Работы Риммы Байбузы можно посмотреть в материале "В Кременчуге открылась выставка живописи художницы-самоучки".

"Кременчугский ТелеграфЪ" от 13 июня (№24)

0
Автор: malyarenko
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Вверх