«Здесь не то, что на гражданке!»

19.02.2009, 15:53 Просмотров: 1 490
«Кадеты» отдыхают: один день из жизни кременчугских лицеистов показал – все намного сложнее, чем нам демонстрируют в фильме!.
Несколько раз в неделю лицеистов учат рукопашному бою. Кстати, девчонки здесь не уступают парням – как даст, мало не покажется!
Фото: Дмитрий Бабец

Сказка, которая может разве что сниться – так ребята из Кременчугского лицея с усиленной военно-физической подготовкой говорят о нашумевшем сериале «Кадеты». У них в день – максимум час свободного времени, а в увольнение можно пойти раз в неделю (и то, если повезет). «ТелеграфЪ» провел день в военном лицее, чтобы посмотреть, как же на самом деле воспитывают будущих защитников Отечества.

Со сном борются спортом

Еще нет шести, рань несусветная, на улице темно и противно. Сонная как муха, стучусь в КПП военного лицея. Такой же сонный мальчик, протирая глаза, выходит мне навстречу – разница между мной и им в том, что если я просто не выспалась с непривычки, то он сегодня практически не спал. Захожу на территорию лицея и прозреваю – мимо меня один за другим проносятся лицеисты. Оказывается, так здесь борются со сном – с кровати сразу на спортплощадку. А тут их ждет 40 минут физкультуры – гоняют по полной программе: и разминка, и бег, и качание пресса...

– Что-то вы не с радостью на спортподготовку идете, – шутят с лицеистами офицеры.

Да, 15-16-летним ребятам приходится несладко – это мне хорошо в шубке стоять и с офицерами болтать, а они кругов пять по району наматывают.

– Это первые месяцы трудно, потом втягиваются, адаптируются, им же нужно переменить режим дня, нагрузку, – объясняют мне офицеры.

Но главное здесь даже не физические способности, а сила воли:

– Был у нас парень. Культурист, здоровый такой, так не выдержал – ушел. А есть совсем маленький, невысокий, так его ничем не сломаешь, – рассказывает Владимир Поляков, руководитель военного лицея.

Он говорит: после того, как показали «Кадетов», в лицей ринулось много «бойцов», только некоторые как пришли, так и ушли – ребят десять не выдержали испытаний.

– Они не поняли, куда попали – думали романтика, а тут подъемы, тут туалеты мыть…– объясняет начальник лицея. 
Физкультура подходит к концу, но и после этой муштры у лицеистов времени на отдых не остается – нужно убрать в расположении, и привести себя в порядок. Времени на все в обрез, а тут еще и начальство подгоняет:

– Бегом, бегом! Смирно! Одевайся, ты чего ждешь? Ты куда пошел? – то и дело одергивают офицеры своих воспитанников.

К семи часам, пока парни снуют по этажу, приходят будущие защитницы Отечества. Совсем молоденькие, невысокие лицеистки проходят в расположение с серьезным видом. Они – изюминка учебного заведения, в Украине больше нигде не берут девушек на подобное обучение. Вместе с ребятами их не рискнули поселить – девчонки живут в общежитии педучилища, сюда приходят утром, возвращаются обратно после ужина.

Передышки нет – убрались, прошли медосмотр и на плац. Кто не успел дочистить обувь, наводит марафет прямо там, перед началом построения.

Несмотря на всю строгость нравов и постоянные окрики, начальство о своих воспитанниках беспокоится. Мы было пытались задержать начальника лицея со всякими расспросами в его кабинете, но он не поддался:

– Лучше после, пойдемте, а то ребята там мерзнут, некрасиво…

– Здравия желаю, товарищ полковник, – разнеслось над плацем при появлении начальства.

И воспитанники, и офицеры отдают честь, затем все дружно поют гимн. Это, конечно, не хор Турецкого, зато без фонограммы, вживую и не так, как политики, одними губами, для вида, а на полные легкие. Плац покидают маршируя – ребята говорят, чтобы научиться правильно двигаться, пришлось изрядно попотеть, но, похоже, еще есть над чем работать:

– Первая шеренга, равнение потеряли, первый взвод, не части, не части, – командует лицеистами начальство.

Чтобы попасть на завтрак, тоже песни поют – обходят кругом здание лицея, напевая при этом «Катюшу» или «кап-кап из ясных глаз Маруси». Офицеры говорят – песни, конечно,старые, но других, которые можно спеть в строю, сейчас и нет.

На завтрак лицеисты получают макароны с сосиской да хлеб с маслом и чаем. Если б меня так погоняли, как их, то на завтрак и слона съела б, а не то что горсточку макарон. Но меня успокаивают – кормят ребят пять раз в день, плюс мамы-папы пытаются давать передачки.

Сразу же после завтрака – строем на учебу, в педучилище. У ребят по три-четыре урока в день. Попадаю на историю. Спрашивают что-то про аграрную политику большевиков и деникинское движение. По инерции опускаю глаза и вжимаюсь в парту – инстинкт, выработанный еще со школьной скамьи: не смотри в глаза учителю, а то спросит. Фух, конечно же, спрашивают не меня, какой-то парень вызвался сам и очень умно говорит про большевиков. А вот другой в это время явно «ловит ворон», за что получает втык от офицера-воспитателя, сидящего в классе позади всех. Кстати, это большой минус для тех, кто хочет списать: в классе человек 17, и если сзади в темечко дышит офицер-воспитатель, то шансы становятся равными нулю. Следующий урок – физика. Ребята работают только за компьютером, учитель мелом ничего не пишет – все отображается на так называемой мультимедийной доске – и условие задачи, и ее решение. Темп решения настолько быстрый, что с трудом поспеваешь следить за формулами. Самостоятельную ребята тоже делают за компом. Один паренек долго и мучительно пытался увидеть, как же отвечают его соседи, но все равно схлопотал пару за тест – экраны других компьютеров плохо видно. И только после второго урока долгожданный отдых – получасовая перемена, все «стекаются» в столовую, и уминают булочки.

– У ребят расписана каждая минута, – отмечает офицер-воспитатель.

И она права – после занятий приходится ехать на открытие мемориальной доски в школе №1. Едут не все – избранные. Им предстоит малоприятное занятие – выстоять на холодрыге минут 40, выслушивая скучные речи выступающих.

– Это еще что, на День афганцев нас пригласили, там лужи были, как ни встанешь – все равно в них стоять придется. Так и простояли все мероприятие… А в прошлом году в этот день снег валил, а ребята стояли и им прямо в лицо все, если остальные могли отвернуться, то им же нельзя! – делится с нами руководство лицея.

До отдыха еще далеко – пообедали и вперед, на рукопашный бой, или в тренажерный зал, или на подготовку к стрельбам. А потом опять гранит науки – так называемая самоподготовка. В распорядке дня личное время – полчаса, а в десять без задних ног уже в кровать. А утром снова подъем в шесть, и целый день без передышки…

«Мы о таком только мечтаем!»

Ребята говорят – фильм, который был снят о жизни суворовцев, не похож на то, как в действительности готовят молодых бойцов. Там в основном показывают отдых да любовную лирику, тогда как в реальности – мытье туалетов и максимум час свободного времени:

– Тут намного жестче. Там показывают жизнь, которая нам снится в снах, – делятся ребята. – Фильм как сказочка сделан, из повседневной жизни очень мало моментов. Они всё время гуляют, ходят в увольнение, а у нас свободного времени максимум час. И постоянно показывают, что они на кроватях лежат как тюлени. У нас за такое и наряд можно получить…,– делятся ребята.
Личной жизнью из-за военной подготовки приходится жертвовать.

– Скоро будет три года, как я встречаюсь с девушкой, и три года до поступления в лицей мы виделись каждый день, а теперь видимся два-три раза в месяц, когда я приезжаю домой в Миргород, – говорит лицеист Александр.

А на 14 февраля его девушка вообще вынуждена была остаться одна – Александр участвовал в митинге-панихиде посвященном афганцам, и не смог поздравить любимую.

По мобилкам с друзьями-подругами тоже особенно не наобщаешься – их забирают и хранят в сейфе, отдают, когда идешь в увольнение, иногда на 10 минут могут дать вечером. В увольнение – всего раз в неделю и то, если не получил наряд или не выпала твоя очередь дежурить, а отметки – выше семи баллов. Но при таком дефиците личного времени у многих лицеистов есть свои «дульсинеи», говорят воспитатели. У ребят есть возможность знакомиться и общаться со сверстниками в педучилище, а девчонки из училища ходят к ребятам на дискотеки. Последние, правда, не так уж часто бывают, как хотелось бы. Да и здесь приходится не просто танцевать, а устраивать культурную программу и начинать вечер с вальса. Офицеры говорят – мороки было с приходящими девочками, многие вальс танцевать не умеют, а лицеисты «па» разучили на уроках хореографии.

Лицеистки Анжела и Лена собираються и дальше идти по военной «стези»
Фото: Дмитрий Бабец

И на дискотеку – в форме

Девушкам поблажек фактически нет. Разве что вместо подтягивания отжимание сдают и живут в общежитии. А так и дерутся, и стреляют, и бегают как мальчишки. Они даже держа автомат над головой, болото перейдут.

– Мне захотелось чего-то экстремального, поэтому я и пошла сюда – делится с нами лицеистка-первокурсница Оксана. – У родителей, конечно, сразу был шок, зачем…

– В каком-то плане захотелось выделиться, показать, что ты лучше, чем кто-то, ведь не каждая девушка так сможет, – говорит воспитанница лицея Анжела. 

Ее отец – бывший военный, а младшая сестренка вслед за старшей отправилась «служить» в лицей.

Белоручкам здесь делать нечего – рыть окопы приходится как и парням, воспитатели говорят, после выхода «в поле» у девчонок руки были полностью в синяках и ссадинах. А с виду маленькая и хрупкая Лена без жалоб смогла пробежать 42 километра! По-мужски приходится ходить даже на дискотеку – в форме, юбку и каблук здесь не наденешь.

Воспитатели говорят – сейчас девочки морально сильнее и выносливее, чем мальчики – если некоторые ребята сдаются, то девчонки держатся до последнего.



 
0
Автор: mudraya
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Вверх