Марина Могилевская:«Они выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть»

4.06.2012, 11:30 Просмотров: 5 185

Российская актриса рассказала «Телеграфу» про любовь, любимую работу и творческие планы

Марина Могилевская:«Они выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть»

 

Днями кременчугские театралы наслаждались антрепризой Московского независимого театра. Марина Могилевская и Евгений Сокольченко представили спектакль «Любовь длиною в ночь» – историю о вечных поисках второй половинки.

 

Ночью в квартире встретились двое. На первый взгляд, все выглядит так, словно он вор, а она – хозяйка. Но впоследствии на глазах у зрителей герои переживают множество метаморфоз. Вор превращается в якобы бывшего любовника, затем в друга, снова в вора, в милиционера, но в итоге все-таки оказывается негодяем. Правда в том, что и героиня вовсе не невинная жертва, а опытная воровка.

 

Спектакль длился около двух часов. Все это время зрители не отрываясь следили за происходящим на сцене. Это была красивая и талантливая игра, которую сегодня редко встретишь в антрепризах. 

 

После спектакля «ТелеграфЪ» пообщался с Мариной Могилевской.

 

– Вы однажды сказали, что многие считают антрепризу халтурой. И, честно говоря, зритель уже привык к этому...

 

– У меня пять спектаклей, ни за один мне не было стыдно. Я работаю честно, я выкладываюсь, делаю все, что умею, отдаю на сцене весь мой жизненный опыт. Я ничего не прячу. Есть масса спектаклей академических театров, когда сидишь и думаешь: ну и зачем только они выходят на сцену... А есть хорошие спектакли и в антрепризе. Все зависит от того, как люди относятся к своему делу...

 

– В спектакле «Любовь длиною в ночь» вы играете с тремя разными актерами. В том числе и с Иваром Калныньшем…

 

– Да. И с Володей Стекловым, и с Женей Сокольченко. С Володей мы сыграли всего несколько спектаклей, потому что у нас не совпадают рабочие графики. Сейчас играем с Женей. Мне нравится и тот, и другой вариант. Они совершенно разные, и, честно говоря, вот так чередовать очень даже интересно. При этом меняюсь я, меняется немного сам спектакль. Мне кажется, и в Кременчуге мы сыграли неплохо.

 

– Марина, какие воспоминания связаны у вас с именем Йене Ходи?

 

– Бог ты мой, дайте вспомнить... Это имя режисера картины «Черноморский рейс», 96-й год. Фильм снимали в горах под Ялтой. Мне было очень любопытно, потому что играли американские артисты, а русских было очень мало. Это совсем другая школа, все по-другому и, конечно, абсолютно новый актерский опыт. Их актеры могут ряд беспрерывных дублей выдавать такую улыбку, что порой просто удивляешься. При этом они ничего не подключают внутри. У них абсолютно техничная школа, а у нас – школа переживаний. Мне было безумно интересно наблюдать за коллегами, а режиссер Йене Ходи, если честно, для меня вообще остался загадкой, такой, знаете, тайной. Я ведь не понимала, что он говорит. Но видела, что он совершенно точно знает, чего хочет. Он был такой... большой. И больше ничего не помню… (смеется). Кино, на мой взгляд, получилось не шедевральное, но, что касается опыта, то я взяла его.

 

– И потом не появилось желание стать голливудской актрисой?

 

– Нет, ты знаешь, это не для меня. Я вижу, что многие актеры сегодня туда стремятся. Но мне вот дай несколько миллионов долларов и скажи «Марин, езжай» – и я не поеду ни за что. Это не моя жизнь. Я была в Америке много раз. Там все для меня скучно, и школа актерская мне тоже не нравится, потому что я не понимаю, что их актеры получают от профессии. Ведь если ты не выкладываешься эмоционально, то и не получаешь ничего. Поэтому Америка – это не мое. Может быть, это здорово, но я туда не хочу, даром мне это не надо.

 

– Ещё одно имя – режисер Мэрилл Фолли, фильм «Репортаж», работа, которая отличалась от многих фильмов 90-х.

 

– Да, верно. Я играла журналистку. Это ведь один из моих первых фильмов с Игорем Бочкиным. Люблю эту работу. И мы с Игорем получили за нее много призов. В то время таких картин было очень мало. Ведь большинство фильмов 90-х были с криминальным сюжетом... И вдруг появилась такая легкая, приятная, милая, замечательная комедия. У меня очень хорошие воспоминания. Мы тогда снимали в Киеве.

 

– Давайте вернемся к спектаклю... В финале прозвучал гимн России, почему выбрали именно эту музыку?

 

– Вы знаете, сколько я играю в этом спектакле, столько он производит на меня впечатление. Потому что, на самом деле, он о том, что страна делает с людьми. И эти два человека выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть. Если кратко, то можно сказать так: за людьми стоит среда, в которой они существуют. Вот о чем. Я свою героиню пыталась сделать человеком со своими проблемами, жизненной трагедией, помимо того, что она преступница. Но всегда есть вторая, обратная сторона медали. И вообще, чтобы вы знали, у нас, в России, всегда в 6 утра по радио играет гимн: пик-пик-пик и гимн.

 

– После спектакля услышала в холле мнение одного из зрителей. Попытаюсь процитировать: «Очень тяжелый спектакль, такое ощущение, что по заказу Президента нашего»…

 

– Если осталось тяжелое ощущение после нашего спектакля, то это не очень... Но у нас, актеров, есть цель – чтобы человек все-таки немного задумался о жизни. Понимаете, ощущения могут быть не самыми светлыми после этого спектакля, но что делать, если у нас действительно жизнь такая...

 

– Расскажите нам о своих творческих планах.

 

– То что я стала мамой, вовсе не означает, что я оставлю любимую профессию. Конечно, семья стоит на первом месте. Но моя работа – я ее люблю, я этим живу, получаю эмоции. Что касается будущих работ: сейчас у меня стало тяжело со временем, и если раньше я могла позволить себе легкий проект, то сейчас уже нет. Как на зло, предлагают, предлагают, предлагают... Знаете, так в жизни всегда бывает. Сейчас у меня два ТВ-проекта. Это «Склиф» – осенью уже будет на «РТР». Там я играю главврача клиники Склифосовского. Очень симпатичная история в 24 серии. Второй проект – 2 серии фильма, где я сыграла с Юрой Цекало. Рассказ о том, как муж нашел себе молодую женщину и бросил 40-летнюю супругу. Эта история мне понятна, потому что много моих подруг в этом возрасте в подобной ситуации. Кроме того, я сейчас работаю в театре с Володей Стекловым. Репетируем пьесу. Я получаю удовольствие от профессии, долго к этому шла.

 

– Марина, что в вашем понимании настоящая любовь?

 

– Вы знаете, я это поняла только с рождением ребенка. Когда ты любишь, тебя не существует. Объектом любви может быть любой человек: ребенок, мужчина, мама – это вообще не принципиально. Когда этот человек для тебя на первом месте, когда все, что ты делаешь – ради него... Это и есть настоящая любовь. 

 

Мой первый муж, который был старше на 13 лет, действительно меня любил. Только теперь я это понимаю. Он был очень мудрым человеком... Что бы я не делала, а я была очень взбалмошной в молодости, он все понимал правильно. Я могла взять его фотоаппарат CANON и швырнуть с балкона, а он набирал мне ванну с пеной и говорил: «Ну, полежи, успокойся». 

 

И я вдруг поняла, когда ты человека любишь, что бы он не сделал, что бы он не сказал – тебе кажется, что это правильно. Вот и сейчас моя мама мне говорит: «Марина, ну что ты все позволяешь дочери, она капризничает». А мне кажется, что она правильно себя ведет, выражает совершенно правильную мысль своим поведением. В общем, истинная любовь – это когда ты во имя или ради кого-то готов на все. Любить – это великое счастье.

 

P.S читателям «Телеграфа» от Марины Могилевской:

 

– Любовь – это единственное, ради чего стоит жить, все остальное – бессмысленно. Сегодня мы об одном переживаем, завтра – о другом... И все эти бытовые переживания – это все такая чушь собачья, когда есть главное – любовь. Вот такая штука, понимаете?

Ольга Шестакова

 

Марина Могилевская:«Они выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть» Марина Могилевская:«Они выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть»


Марина Могилевская:«Они выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть» Марина Могилевская:«Они выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть»


Марина Могилевская:«Они выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть» Марина Могилевская:«Они выбрали такую жизнь не потому, что они конченные подонки, а потому что среда провоцирует таковыми быть»

 

Фото: Эдуард Аверьянов

0
Автор: shestakova
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.


Вверх