Укол боли

19.09.2012, 12:49 Просмотров: 3 301

Укол болиПочему сотни тысяч людей страдают

Общественные организации написали Президенту Украины Виктору Януковичу письмо с просьбой организовать в Украине обезболивание «Морфином» в таблетках. Ведь колоть или глотать – между этим разница в муках сотен тысяч людей. Ответа до сих пор нет. Однако, причина почему в Украине не производится «Морфин» в таблетках, может быть традиционной: «Ампула «Морфина» – 10 грн 40 копеек. Таблетки – 2 грн».

 

Владу было 18, он жил с мамой и сестрой в двухкомнатной квартире в Черкассах, играл на гитаре и мечтал о работе компьютерщика. Однажды на паре у него так сильно разболелась голова, что он упал посреди аудитории на пол.

 

Тогда же, в 2001 году врачи нашли у Влада рак. Первую опухоль в мозгу медикам удалось блокировать излучением, но метастазы пошли дальше – опухоли появились в позвоночнике, грудной клетке, голове. За шесть лет жизнь парня превратилась в постоянную борьбу с болью.

 

В июне 2008 боль стала невыносимой. И пока мама Влада Надежда уговаривала медсестру уколоть сыну еще одну дозу обезболивающего, парень забрался на подоконник. В этот момент его за ноги схватил сосед по палате. «Хотел прыгнуть головой вниз и разбиться, чтобы больше не болело», – пояснил Влад.

 

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, таких как Влад в Украине – до полумиллиона. В прошлом году врачи записали «рак» в картах 423 тысяч больных. Сильная боль также преследует людей с болезнями системы крово­обращения, от которых ежегодно умирает 490 000 украинцев. Еще боль вызывают респираторные болезни – они в прошлом году унесли 28 тысяч жизней, туберкулез – десять тысяч, болезнь Альцгеймера – шесть с половиной тысяч. Еще две с половиной тысячи человек забрал ВИЧ/СПИД.

 

В последние месяцы общественные организации, борющиеся за соблюдение прав пациентов, провели десятки акций, чтобы привлечь внимание к нечеловеческим правилам «помощи» тяжелобольным, которые действуют в Украине.

 

В частности, они написали Виктору Януковичу письмо с просьбой организовать в Украине обезболивание «Морфином» в таблетках. Речь совсем не о технологии. Колоть или глотать – между этим разница в муках сотен тысяч людей.

 

В чем проблема

– У нас есть определенная схема обезболивания. Она состоит из трех препаратов. Первые и самые легкие, когда боль терпимая – это нестероидные противовоспалительные по типу «Кетанов» или «Парацетамол». Если они не помогают, используют «Трамадол». Сильная боль блокируется опиумным наркотиком «Морфином», – объясняет заведующая отделением паллиативной помощи второй городской больницы Киева Зоя Максимова.

 

«Морфин» входит в основной перечень лекарственных средств ВОЗ, еще в 1996 году утвердившей основные принципы помощи людям, страдающим от боли. Фактически это международный учебник для врачей по использованию опиоидних препаратов.

 

Украинские врачи фактически действуют по противоположным правилам.

 

Так, ВОЗ указывает: «Обезболивающие препараты должны попадать в организм пациентов каждые четыре часа». В Украине это теоретически возможно, только если больной лежит в больнице. Если его «отдали» домой (это антигуманное правило не писано, но применяется в отношении многих людей, находящихся на пороге смерти), рассчитывать он может на две дозы в день. А «Морфина» действует от четырех до шести часов. Остальное время пациенты должны справляться с болью самостоятельно.

 

«Выбор обезболивающих зависит от остроты боли», – подчеркивает Всемирная организация здравоохранения. Однако, по последнему отчету Human Rights Watch, большинство украинских больных вообще не имеют обезболивающих: «В шести больницах и одном поликлиническом отделении больницы, сильные опиоиды получает в лучшем случае около трети онкобольных, причем менее 90 дней».

 

«Дозировка определяется индивидуально. Максимальной дозы сильных опиоидных анальгетиков не существует», – еще один принцип ВОЗ. В украинской инструкции к «Морфину» установлено ограничение в 50 мг. Часто этого просто недостаточно для уменьшения боли. 

 

– Помните фильм «Интерны», когда молодой ординатор рылся в мусорной корзине? У нас так же. Часто, очень часто пациентам этой дозы не хватает... Совмещаем с другими препаратами, – рассказывает врач Максимова.

 

«График лечения должен быть комфортным для пациентов», – еще один международный принцип обезболивания. Что у нас, Вы можете представить, учитывая, что в Украине делать инъекцию «Морфина» имеет право исключительно медицинский работник. То есть график получения препарата зависит от желания и возможностей наших медсестер.

 

Наконец, сама форма применения «Морфина» в Украине тоже выбрана будто нарочно, чтобы усилить страдания людей. Первый принцип правил обезболивания ВОЗ гласит: «Препараты должны по возможности приниматься прерорально (в рот)». У нас «Морфин» только колют. В таблетках его не зарегистрировали, то есть вообще не разрешено использовать в аптеках и больницах.

 

– Для обезболивания у нас применяются только инъекции. Хотя в мире – это практика прошлого. Таблетки не просто дешевле, это еще и эффективнее, и удобнее для самих пациентов, – Зоя Максимова вспоминает, как два года назад бороться с болью наших медиков учили специалисты из Сан-Диего.

 

– У нас же пациенту приходится выбирать между болью, вызванной болезнью, и болью, вызванной инъекцией, – жалуется Виктория Томашевская, директор программы «Общественное здоровье». Женщина знает о боли не с чужих слов – от близкого человека. Поэтому сразу берется объяснять преимущества таблеток. Во-первых, они обеспечивают самостоятельность пациента вне зависимости от способности медработника оказать помощь.

 

Во-вторых, нет риска развития осложнений от постоянных уколов – нагноений и гематом.

 

В-третьих, в отличие от ампульного «Морфина», таблетированный имеет две формы: быстрого высвобождения (начинает действовать так же быстро, как и инъекция) и пролонгированного действия (до 10 часов).

 

В апреле письмо Януковичу подписали 853 пациента. Ответа до сих пор нет. С тем же вопросом «Свідомо» обратилось в Минздрав. Ответ был формальным: в Украине могут использоваться только зарегистрированные препараты, и сейчас таким является лишь инъекционный «Морфин».

 

Кто продает уколы

По данным Государственного реестра лекарственных средств, единственный отечественный производитель «Морфина» – харьковское фармацевтическое предприятие «Здоровье народа». По данным Государственного предприятия «Информационно-ресурсный центр», сегодня единственным учредителем компании является Ольга Ловашниченко.

 

Зарегистрировано предприятие в Харькове, на улице Шевченко, 22.

 

Еще известно, что «Здоровье народа» входит в фармацевтическую группу «Здоровье», которае фигурировала в жалобах завода «Индар», обеспечивающего украинских диабетиков инсулином. В прошлом году он жаловался на рейдерский захват. И в документах, которые были направлены в Генеральную прокуратуру, утверждалось, что план по захвату разрабатывал Игорь Сало. В этих же документах его назвали одним из совладельцев активов «Здоровья народа». Что известно о Сало? Он – советник губернатора Харьковщины Михаила Добкина.

 

Выяснить позицию завода не удалось ни нам, ни общественным организациям. Причина, почему в Украине не производится «Морфин» в таблетках, может быть традиционной.

– Ампула «Морфина» – 10 гривен 40 копеек. Таблетки – 2 гривны», – перебирая накладные, рассказывает врач Ивано-Франковского хосписа Людмила Андриишин.

 

Влад уже умер. За несколько месяцев до смерти в интервью Институту «Открытое общество» он сказал: «Хочу, чтобы меня запомнили как обычного счастливого человека».

 

Мария Землянская,

бюро журналистских расследований «Свідомо»,

для «Кременчугского Телеграфа»

0
Автор: admin
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Читайте также:



Вверх