На наш страх и риск

16.04.2009, 19:46 Просмотров: 1 087
Почему не вводится медицинское страхование для каждого из нас?.
Фото: Дмитрий Бабец

Минздрав обнародовал на своем портале (www.moz.gov.ua) разработанный им проект закона о введении медицинского страхования. Узнайте об этом больше! Как показало наше расследование, оставлять эту тему на усмотрение медицинским властям опасно.

Что нас ждет?

На окраине Киева, среди многоквартирных домов, похожий на обычную больницу тихонечко стоит, не избалованный вниманием журналистов, Институт стратегических исследований Министерства здравоохранения. Одна из его задач – предвидеть, какие болезни будут атаковать украинцев в будущем.

Директор Геннадий Слабкий без колебаний передает нам двести страниц прогноза на ближайшие пять лет. Вот самые большие опасности для нашего здоровья, ожидающиеся в 2012 году:

Фото: Дмитрий Бабец

Этот прогноз требует немедленных действий. Ибо он предполагает ухудшение ситуации, которая уже и так плоха. В пятницу министр Василий Князевич на коллегии в министерстве сделал доклад о результатах 2008 года. Главная цифра в докладе – сокращение населения на 242 тысячи человек. На 1 января нас было уже 46 миллионов 130 тысяч. И это при том, что в прошлом году еще продолжался экономический рост!

Что нужно делать? Ответ Минздрава, как всегда – больше денег. В докладе Князевича среди долгосрочных задач Министерства первым указано «достижение стабильного и полноценного финансового обеспечения отрасли».

Помогут ли деньги? 

«Это деньги в песок» – качает головой экс-министр, глава Национального совета по вопросам здравоохранения при Президенте Украины, а еще один из самых авторитетных в стране нейрохирургов Николай Полищук.

Он указывает на трещины на стене своего обшарпанного кабинета на кафедре нейрохирургии в Национальной медицинской академии имени Шупика. Кроме трещин, в маленькой комнате бросаются в глаза фотографии учителей (все напоминают профессора Преображенского) и огромная фотография Майдана декабря 2004-го. Полищук убеждает, что здравоохранению нужна революция, причем делать ее должны НЕ медики, а экономисты, знающие, как включить для врачей экономические стимулы сохранять здоровье людей.

Сейчас система финансирования фактически стимулирует обратное.

Трещины появились не столько из-за недостатка денег, сколько из-за строительства еще одного этажа, необходимость которого не доказана, объясняет экс-министр. И так – во всей системе. «Финансируется не конкретный человек, а койко–место. Больше больных – больше койко–мест. Больше койко-мест – больше денег. Так их никогда не хватит».

Мы сравнили, как увеличение финансирования медицины влияет на тот же показатель смертности:То есть никак! За последние четыре года финансирование медицины из наших с вами налогов возросло вдвое, а результат – тот же! 
Причем к ним еще нужно добавить огромные суммы, которые мы с вами из своих карманов – неофициально – тратим на лекарства, места в палате и «благодарности» врачам и медсестрам. Никто не берется даже оценить, сколько. А еще нужно добавить полмиллиарда гривень, которые в 2008 официально выплачены больницам страховыми компаниями – за лечение людей, купивших себе медицинскую страховку.

Где выход? 

Фото: Дмитрий Бабец

Что поможет медицине?

Пока мы готовили материал, у одного из нас заболел ребенок. Двухлетний Мишка был застрахован родителями и после того, как дома не смог победить вирус, оказался в частной больнице. Отец за три дня стал фанатом страховой медицины. Вопрос даже не в просторных палатах, обустроенных как хорошая квартира. Не в большом красивом холле с игрушками и фонтаном. Не во вкусной еде. А в работе медсестер и врачей.

– Во-первых, они внимательны. Невероятно внимательны. Плюс приветливы, все объясняют и видно, что очень стараются. Во-вторых, насколько я могу судить, они не назначают лекарства или анализы просто так. Только в соответствии с правилами и диагнозом, – рассказывает коллега.

Этот пример – ответ на болезни нашей медицины. Частные больницы получают деньги от страховых компаний не за количество коек, а за число пациентов, решивших лечиться. Если застрахованному не понравится, в следующий раз он выберет другую больницу (а то и страховую компанию поменяет). С ним уйдут и его деньги. Поэтому и больницы, и страховые компании финансово заинтересованы, чтобы пациент был доволен. И работают на это.

Еще один важный момент – контроль за лечением. «Свідомо» уже расследовало практику, как до 60% выписываемых лекарств, на самом деле, не нужны пациентам. К сожалению, не один и не два врача в стране назначают препараты за комиссионные от фармацевтических компаний. Но в случае страхования платит не человек, а страховая компания. Поэтому она нанимает специальных экспертов, следящих за обоснованностью решений лечащего врача. Фактически это и есть контроль за качеством лечения, разрушенный в государственной медицине.

Все больше людей видят преимущества такой системы.

По данным Лиги страховых организаций, в прошлом году один миллион украинцев выложил 700 млн. гривень за частную медицинскую страховку. Но хороший полис, покрывающий лечение в хороших больницах, стоит дорого. Коллега заплатил за годовую страховку сына 3 000 гривень. Этого не может себе позволить большинство людей.

Им нужна помощь власти.

Что делает власть? 

Угадайте, что объединяет Виктора Ющенко и Юлию Тимошенко, заключивших под давлением европейских политиков на этой неделе перемирие? То, что их политические силы на последних выборах пообещали введение медицинской страховки для каждого. 

Еще Президента и премьера объединяет то, что оба обманули своих избирателей. Их силы фактически ничего не делают для выполнения этих обещаний.

Мы решили разобраться, где и почему застревает реформа здравоохранения.

Кто блокирует перемены?

Причем уже 16 лет. Именно столько прошло с момента принятия парламентом еще первого созыва Национальной концепции социальной защиты. Концепция провозгласила переход всей системы здравоохранения на принцип страхования каждого работающего человека и членов его семьи. Для сбора взносов и уплаты больницам денег за лечение застрахованных должен быть образован Фонд медицинского страхования.

Такую систему приветствовали не на одной научной конференции. Перейти к ней призывали не на одном парламентском слушании. Десятки депутатов пытались пролоббировать закон об этом. Только в нынешнем парламенте лежит три законопроекта о переходе к страховой медицине.

Давайте вспомним 

«Каждый человек гарантированно будет иметь медицинскую страховку за счет работодателя или государства, для зажиточных – за свой счет».

(Из программы Блока Юлии Тимошенко «Украинский прорыв».)

«Наведем порядок в здравоохранении: обеспечим доступные и качественные лекарства, введем обязательное государственное медицинское социальное страхование».

(Из программы «Нашей Украины-Народной самообороны» «Для людей, а не для политиков».)

Почему они не проходят?

 – По предварительным подсчетам, даже незначительные взносы, оплату которых можно назначить работодателям и рабочим, принесут 7-12 млрд. гривень в государственную казну. А управлять миллиардами, согласитесь, очень приятно и вкусно, – Олег Виноградов гасит окурок в пепельницу в комитете Верховной Рады по вопросам здравоохранения. Виноградов – не политик, а сотрудник аппарата. Он заместитель заведующего секретариатом комитета, курирует как раз страхование и знает все о подковерных действия политиков.

По его наблюдениям, есть три постоянных группы влияния, соревнующихся между собой за право управлять этим фондом.

Первая – Министерство здравоохранения. Выходцы из него предлагают создать фонд при Минздраве.

Вторая – Министерство труда и социальной политики. Его представители добиваются чтобы фонд работал... правильно, при их Министерстве.

Третья группа – страховые компании. Их интерес – чтобы фондов вообще не было, а страхование полностью шло через них. 
Вот что показал проведенный «Свідомо» анализ трех существующих проектов законов:

Фото: Дмитрий Бабец

А где же попытки подчинить Фонд Минздраву? А мы уже говорили – законопроект Министерства висит на сайте и ждет предложения от всех желающих. Такая процедура – только после обсуждения с общественностью его должны передать в парламент.

Кстати, он не полностью лоббирует выгоду Министерства. В нем написано, что Фонд должен быть при Минздраве, но ... Но при этом часть денег может идти и через частные страховые компании. Законопроект предоставляет Фонду право выделять им деньги. Деньги должны собираться с работодателей плюс из бюджета. Размер взносов должен ежегодно утверждаться правительством.

Почему в министерском законопроекте фактически воплощены интересы как Минздрава, так и частных компаний? Возможно, один из ответов на этот вопрос – в прошлом человека, курирующего разработку документа.

Это Игорь Яковенко, заместитель министра. До прихода во власть он работал советником президента «Украинской пожарно-страховой компании». Затем – возглавлял Ассоциацию «Страховой бизнес», включавшую в себя 50 частных страховщиков. 
Встретиться со «Свідомо», для обсуждения проекта закона, вывешенного Министерством на суд людей, Яковенко не смог.

Четко отстаивая интересы министерств или бизнеса, из которого вышли, политики никак не могут договориться. Ни один из трех проектов закона не получил достаточно голосов в парламентском комитете по здравоохранению. (Он как профильный рассматривает инициативы и рекомендует, надо ли их голосовать в сессионном зале). И все три сейчас лежат без рассмотрения, как и десятки предыдущих.

А как тут договоришься, когда спор фактически идет за деньги, да еще и без внимания людей?

– Когда я был председателем комитета Рады по вопросам здравоохранения, ко мне подходили и напрямую говорили: «Николай Ефремович, профессор, вы будете председателем наблюдательного совета, только поддержите», – рассказывает Полищук.

Причем борьба ведется именно между лоббистами, а не партиями. Например, Папиев и Сухой – из Партии регионов, как и нынешний председатель комитета Совета по здравоохранению Татьяна Бахтеева. Это не мешает им обличать друг друга.

– У нас был инцидент, когда на заседании политсовета Партии регионов подняли вопрос, что глава нашего комитета здравоохранения Татьяна Бахтеева или не понимает что-то, или играет на руку не тем, кому нужно, – рассказывает Сухой.

Бахтеева в ответ заявила, что не поддерживает никаких частных компаний, а Сухой – «клоун, который ничего в медицине не понимает».

Партийные лидеры в этих спорах молчат. И парламентскую трибуну за лечение медицины никто не блокирует. Возможно, потому что мы с вами мало их об этом спрашиваем. Хотя почему не реформируется медицина и как ее сделать эффективной – прямой интерес каждого из нас. И даже то, кто будет управлять деньгами – тоже для нас важно. Если это будет государственный фонд, возникнут огромные риски коррупции и безалаберности. То есть даже если нас плохо будут лечить, больницы все равно будут получать деньги. С другой стороны, частные компании могут требовать больших размеров страховых взносов и уклоняться от обслуживания хронически больных людей и стариков.

Мы должны следить за этой темой.

Что еще можно сделать?

Предупрежден – значит вооружен. Если ученые прогнозируют ухудшение нашего здоровья завтра, за него можно взяться сегодня. На самом деле качество медицины гораздо меньше влияет на здоровье, чем образ жизни.

Вот пять самых негативных факторов для здоровья украинских мужчин, по оценке Европейского бюро Всемирной организации здравоохранения:

– табак,

– алкоголь,

– повышенное давление,

– высокий уровень холестерина,

– недостаточное употребление фруктов и овощей.

Пять главных негативных факторов для женщин:

– повышенное давление,

– высокий уровень холестерина,

– лишний вес,

– недостаточное употребление фруктов и овощей,

– недостаточная физическая активность.

Берегите себя!

Какое лечение каждого из нас будет оплачиваться, если введут страхование для всех?

Во всех трех существующих законопроектах это определено одинаково:

Фото: Дмитрий Бабец

Александр Акименко, бюро журналистских расследований «Свідомо»,

для «Кременчугского Телеграфа»



 
0
Автор: editor
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.


Вверх