Первый раз – «училкой» в класс!

1.10.2010, 09:16 Просмотров: 5 475
Как журналист преподавал у кременчугских первоклашек. Дню учителя посвящается..

Каждый школьник знает –  в первое воскресенье  октября в школу нужно явиться с цветами и поздравить учителей с профессиональным праздником. А «ТелеграфЪ» в честь дня учителя решил примерить «учительскую шкуру» на себя, и отправился преподавать в младшие классы. Работенка оказалось не из легких – без командного голоса не обойтись.

 

Казалось, да что там, прийти к первоклашкам и рассказать, что два плюс два – четыре. Плевое дело. Поэтому с полной уверенностью в своих силах и познаниях отправляюсь к учительнице, которая поделится со мной опытом. 

– Я бы  взяла урока четыре, – «скромно» предлагаю я ей.

– Да пожалуйста! Хоть целый день! – загадочно улыбнулась преподаватель и сразу же взялась вводить меня в курс дела. 

– Сперва работа над звуками, у детей есть карточки, называете звук, они показывают вам его характеристику. Потом составляете звуковую модель слова…– объясняет моя «наставница», Татьяна Юрьевна.

Тут уже мой самонадеянный «пегас» стал малость терять высоту. Звуки – это, конечно, просто, но «звуковая модель слова» звучит уже, как китайская грамота. Да и вообще, урок-то мне с чего начинать?

– Стоп, – перебиваю преподавателя. – А давайте с самого начала. Я захожу, здороваюсь…

Моя «наставница» поняла – сценарий придется прописывать от «А» до «Я». 

– Вы звоните в колокольчик, так дети понимают, что начался урок. Потому что он у них длится 35 минут, а мы не работаем по школьному звонку. Говорите: «Здравствуйте, дети, Меня зовут….». Можно спросить: «Разрешите ли вы мне сегодня провести урок?». С детьми нужно разговаривать, как со взрослыми, но их, детским языком…

 К такому повороту событий я, мягко говоря, не была готова. О профессиональной привычке – все  должно быть по сути и без рассюсикиваний, приходится забыть. «Обсасывать» нужно каждое слово. Кошмар…

В общем, мой первый урок – чтение, что называется, разжевали и мне в рот положили. Когда мы дошли до финального «до свиданья», голова пошла кругом. Но расслабляться не приходится – теперь нужно попробовать втолкнуть математику. А моих знаний о том, что «2+2» – четыре, явно не достаточно, нужно это объяснить на их, детском языке. По мере освоения «гранита науки», мои глаза становились все шире и шире. Наставница поняла – задачу нужно упрощать:

– Нет, это вам не надо... и это вы не сможете…А здесь на доске вам нужно написать 1,2,3,4…Но лучше я это сделаю заранее, – увидела она мои каракули в блокноте. 

В общем, когда мы покончили с двумя уроками, на что ушло минимум часа полтора, я почувствовала, что «крыша едет не спеша, тихо шифером шурша».  От остальных уроков отказалась – подготовка займет еще неделю. В итоге, еще часа два ушло на то, чтобы отрепетировать дома свою речь. Роль ученика выполнял кот, который никак не мог понять, почему, размахивая руками, я ношусь по комнате. А мне с каждой фразой становилось все страшнее и страшнее… 

Ваш выход… Мэм…

Вот они, «цветы жизни», выстроились  передо мной по стойке смирно. Трясу колокольчик, и он отвечает мне мелодичным позвякиванием.  

– Добрый день, дети! Вы мне разрешите сегодня провести пару уроков? Будете мне помогать? – тараторю заученный текст. 

Ребятишки как-то вяло обещают быть послушными и усаживаются на места.

– А сейчас покажите мне, как вы умеете работать со звуками.. Звук «р-р-р», – рычу я что есть силы. Дети поднимают карточки с обозначением звука. 

– Молодцы, – говорю я им, хотя вижу, что многие ответили «невпопад». От обилия поднятых рук, глаза разбегаются в разные стороны, детей в общей массе я совсем не различаю.

– Какой правильный ответ? – подхожу к мальчику, который тянет руку. Он что-то мямлит себе под нос, ответ почти не слышу.

–  Молодец!  – все равно говорю ему – меня уже научили, что детей обязательно хвалить надо. 

С задней парты сигнализирует Татьяна Юрьевна – я слишком затянула свой урок. 

– А сейчас у нас будет театр, мы будет ставить сказку «Репка», часть из вас будет актерами, часть зрителями. 

С криками «можно я, можно я кошка!» меня окружают дети. Я совсем растерялась и отдаю самым настойчивым то, что они хотели. Начинаю читать сказку, но тут вмешивается до сих пор молчавшая Татьяна Юрьевна. Похоже, что-то пошло не так. Как выяснилось, мне вовсе не нужно было читать сказку самой –  озвучивать ее должны были мои актеры. К концу представления дети стали шебушить, и только благодаря учительнице удалось избежать полного Армагеддона. Задание провалено, урок закончен, звоню в колокольчик.

На переменке дети разбрелись по классу кто куда. Один мальчуган играется с каким-то космическим пришельцем и издает звуки «тра-тата-тата-та». Девчонки уселись полукругом и рисуют на последней парте. Мальчик в пиджачке залез под парту. А один из первоклашек  направился ко мне с предложением попробовать маминого пирога. Еще подошли три девчонки, которые наперебой рассказывают про змей и черепах, живущих у них дома. Через пару минут подбегает еще одна девчушка и жалуется на подружку, которая ее укусила. Учительница просит их приятеля-мальчика примирить двух подруг:

– У них любовный треугольник – две девочки и мальчик, – улыбаясь объясняет учитель. – Вообще, дети, когда приходят в школу, считают себя центром всего, а потом смотрят – есть еще кто-то… 

 Урок начинается, в этот раз я пытаюсь, что называется, «зайти с другой стороны». 

– Ой, как-то вас не слышно, а повторите-ка еще раз. А еще громче! – такой прием я подсмотрела у какого-то ди-джея. Ход оказался не самым лучшим – дети развеселились, и пришлось призывать к порядку. 

 Апогеем моего математического урока стало задание «расскажите, из каких цифр состоит число 4». В какой-то момент я поняла, что я и дети кричим совершенно разное. Причем каждый из детей тоже рассказывает что-то свое. «Мне труба» - пронеслось в голове. 

– Командуйте! – подбодрила учительница с задней парты.

 Я впала в ступор – перекричать детей не удавалось, на это не хватало мощи моей глотки – ну не выработан у меня командный голос!

Затем меня несказанно порадовала разминка – все строчки про летающих утят куда-то испарились. И пока я приседала и вскакивала, то и дело, приходилось заглядывать в листик. Когда дети открыли тетради и стали выводить там единички-двоечки, можно расслабиться. Ходить между рядами и заглядывать в тетрадки оказалось скучно – я все равно ничем помочь не могу.

В итоге, провалив кучу всего, я таки  домучала математику. Прощаться с первоклашками жалко – такие лапочки, такие милые. Собираю свои «пожитки» и с вещами на выход. На пороге меня догоняет девчушка и вручает свой рисунок – по-детски смешной и милый.

Следом за ней еще две первоклашки награждают меня своими творениями. Наверное, ради этого стоит работать учителем, несмотря на постоянную занятость и невысокую зарплату. Покидая школу, уношу подарки с собой.  Теперь память о «1-Б» из школы №10 хранится у меня на самом видном месте – прямо на рабочей доске. 

ОДНАЖДЫ В ШКОЛЕ

«У меня перелом живота!»
Я терпеть не могла физкультуру, – говорит офис-менеджер Галина. – И каждый раз думала, как бы от нее отлинять. В старших классах умудрялась рисовать поддельные справки – полночи корпела, чтобы вывести треугольную печать маркером. Получалось коряво и неправдоподобно, но наш физрук был уникален – он съедал всю лапшу, которую ему вешали. Когда справки не было, я изображала из себя ужасно больную. С убитым видом сидела еще на переменке, чтобы войти в образ, а потом держась за стенку подходила к нему и объясняла, что кружится голова. Но моя одноклассница меня превзошла. Согнувшись в три погибели и держась за живот она подошла к нему и рассказала, что у нее перелом живота. Наш физрук даже не спросил, что это такое и с чем его едят, и отпустил ее с урока.
«Можете себе представить меня в гробу?»
 У нас украинский читала директриса. А она чистый холерик – настроение меняется моментально. В школе все ее ужасно боялись – она всегда ходила с грозным видом, тяжело ступая. Нам все сочувствовали. Самые сложные дни были, когда она случайно рвала колготки в кабинете об стул. Уши можно было закрывать – не выдержит этих «децибелов». Тетради она не раздавала – она их швыряла в нас со своего места.

Первые ряды пригибались, а задние привставали и ловили их. А как-то наших ребят, которые занимались на факультативе, отпустили с урока готовиться к соревнованиям. Они как раз были во дворе, когда на втором этаже открылось окно и вниз полетели их конспекты. Ребята чуть не попадали с велосипедов, на которых катались, и бросились ловить тетради. Но при всем этом директриса была человеком довольно добродушным.

Как-то, будучи в хорошем настроении, она рассказывала нам про смерть какого-то известного писателя. И, выдала фразу: «И представляете, он умер в бальзаковском возрасте, это как у меня. Нет, ну вы можете представить себе меня в гробу?!». Класс упал – мы делали это почти каждый урок…

ИЗ ШКОЛЬНЫХ СОЧИНЕНИЙ
О Наталке Полтавке: 
«Мать не хотела выдавать дочку замуж, потому что Наташа была богатой, а Петр – бомж».
* * *
Изложение о советстких танкистах:
«Вони у вирві знайшли немовля і врятували його». 
Ученик: «Я не понял, почему же он (танкист), вырвал? (вирва – это воронка, ред.)
* * *
«Демонстранти с палкой вітали членів уряду на трибунах». Имелось в виду «палко» – горячо.
* * *
«Бережно, словно заботливый нежный пестун, несет он на своей исполинской груди плывущие корабли» - диктант вот с такой фразой (из «Морских рассказов» К.Станюковича) был дан на контрольной работе в 9-м классе. Текст подбирала директор одной из русских кременчугских школ. 
Учительница предвидела подвох, и потому старательно объяснила ученикам, что «пестун» - Это от устаревшего слова «пестовать», и означает «заботливый воспитатель». Класс начал писать. Один ученик еще поинтересовался, как писать, через Е или через И. В итоге в диктанте было написано: п*зд***, при этом И четко исправлено на Е…
Учитель скромно попросила директора: «Больше текстов с пестунами в 9-В мне не давайте, пожалуйста…»


 
0
Автор: yaremko
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.


Вверх