Город равнодушных?

11.04.2013, 15:38 Просмотров: 3 266

Город  равнодушных?
В Кременчуге, похоже, благотворительность не в почете. Очень богатые у нас не жертвуют деньги на больных детей, люди отдают в детские дома поломанные игрушки, а молодежь безразлично относится к благотворительным акциям.

Город  равнодушных?

 

Алине 30 лет. Она – менеджер. Признается, что не считается себя милосердной. Она не из тех, кто помогает посторонним даже сейчас, во время поста, когда принято совершать добрые дела.


– Милостыню подаю, но очень редко. Если вижу, что бабушка – божий одуванчик, то положу какие-то копейки. Но чаще опускаю глаза и прохожу мимо. Почему? Сама не знаю. То мелочи нет, а крупные класть не хочется, то спешишь куда-то, не до этого. Бывает, положил бабушке что-то, а потом долгое время к ней не подходишь – ведь уже помог один раз. В благотворительных акциях тоже не участвую, денег на больных детей в ящики не кидаю, на счета не перевожу. Обездоленных и больных очень много – всем не поможешь. У самой проблем хватает.
И таких как Алина в городе много. Посмотреть, насколько кременчужане добрые и отзывчивые, мы решили не случайно. Ведь пост, который сейчас стало модно соблюдать – это не диета, подчеркивают священники. В этот период особенно важно проявлять милосердие, помогать ближним, посещать больницы и приюты.


«ТелеграфЪ» больше часа простоял рядом с бабушкой на входе в рынок «Универсальный», что на Молодежном. Люди молча проходили мимо. Или обходили стороной дрожащую от холода и согнувшуюся в три погибели старушку – делали вид, что не замечают. За час возле нее остановилось семь человек, бросили в основном мелочь. Пятеро – женщины лет 40-50, одна – пожилая пенсионерка. Еще подошел парень помоложе, положил две гривны.
– Господь с тобой, здоровья тебе, сынок, – поблагодарила она и спрятала «бумажку» – вдруг кто-то подумает, что она тут много зарабатывает.
Может, где-то в столице, в переходах, на милостыню и можно стать миллионером, но не у нас, делаем выводы. Бабушке за час дали от силы гривен пять-семь. Может быть, поэтому просящих в Кременчуге становится все меньше – на милостыню, похоже, у нас не проживешь.


Деньгами помогают не богатые


В транспорте, магазинах, СМИ часто появляются объявления с просьбой помочь: ребенок болен, требуются деньги на лечение. Причем суммы огромные, а их у родителей нет. Когда-то в подобной ситуации побывала и 36-летняя Людмила:


– Мой сын в 10 лет попал в реанимацию, его избили, – рассказывает она. – Врачи вытаскивали «с того света» – делали трепанацию черепа. Потом отправили в Полтаву. Нужно было много денег. Буквально за несколько дней мы продали все, что было возможно. Но этого не хватало. Я была в отчаянье. Соседка посоветовала обратиться на телевидение, дать объявление. И люди отозвались. Нам помогли собрать нужную сумму, деньги переводили даже дети!


– Много значит, знают ли ребенка, его родителей в городе или нет, – рассказывает Анна Крыгина, глава благотворительного фонда «Сонячні долоні». – Детям из сел на счета практически ничего не поступает. А вот детям кременчужан помогают. На онкобольного мальчика за год собрали более 600 тысяч гривен. Могу сказать, что самые богатые никогда не жертвуют. У них, видимо, часто просят, поэтому просто так они не дают. Переводят деньги верующие бизнесмены. На счет может поступить и 5 тысяч гривен. Или люди простые, не богатые – менеджеры, работники заводов. Даже пенсионеры жертвуют. Знаю одну бабушку, которая каждый раз из пенсии кладет в бокс 10 гривен.


Коробочки для сбора средств с изображением больных детей установлены в магазинах, супермаркетах, больницах. Через прозрачное стекло видно, что кидают туда в основном деньги номиналом одна-две гривны. Анна говорит, что в этом году сборы упали раза в два – возможно, потому что заводы работают нестабильно, и у людей проблемы с зарплатой.


– Сколько можно собрать, зависит от точки. Если в больнице, на конкретную операцию, то за месяц может выйти и тысяча гривен. А есть места, где эту сумму будут собирать год. Я бы посоветовала людям смотреть, кому и на что они жертвуют. В одном супермаркете, например, на боксах фотографии детей из Интернета, не указано, для кого конкретно их собирают. То есть, кому пойдут пожертвования – неизвестно.


Поломанные игрушки и старые вещи


С милосердием людей в нашем городе, в первую очередь, сталкиваются волонтеры. Они собирают деньги, вещи, продукты, которые потом передают обездоленным или больным. Но однозначно сказать, что кременчужане отзывчивые, они так и не смогли.


– Мы собирали вещи для дома малютки, – рассказывает волонтер Марина. – Люди сами могли купить памперсы, присыпки. Я заметила, что приходят в основном молодые мамы. Или те, кто когда-то сталкивался с нуждой. Например, пришел отец онкобольного ребенка, принес памперсы, одежду. Хотя сам нуждается в поддержке, на лечение ребенка у него уходит, наверное, не меньше тысячи гривен в день. Собирать одежду я не люблю. Люди думают, что можно принести весь хлам, который у них хранился годами и его просто жалко выбросить. Были вещи, которые мы брали с ужасом. Например, кофточки, которым лет больше, чем мне.


– Поломанные куклы, грязные вещи – такое тоже приносили, – рассказывает Светлана Пищита, координатор акции «Святой Николай – детям». – Пункты сбора были в школах. Потом мы все сортировали, стирали, зашивали. Заметили, что хорошие игрушки часто приносят ученики младших классов. Они могут или свою отдать, или родители им специально покупают. Дети постарше часто несут то, чем игрались давно. Возможно, еще сыграло роль, что каждая школа хотела собрать как можно больше вещей.


– Да, такие случаи бывают, но я не вижу в этом ничего страшного. Понятие изношенность для каждого свое. Если поношенные вещи уже нельзя одеть, они пойдут на ветошь – тряпки тоже нужны. А обувь подходит практически любая, – говорит Анна Крыгина.

 

У больных детей отбирают деньги


Руководители волонтерского движения рассказывают, что в Кременчуге были случаи, когда мошенники пытались «нагреть руки» на чужом горе. Бывало, «ловили» псевдо-волонтеров, которые якобы собирали деньги больным детям. Одна, например, просила деньги на лечение мальчика, который уже умер. Правда, привлечь к ответственности пока никого не удалось.


Мошенники также пытались обворовывать детей, на лечения которых перечислялись деньги на счета. Ведь расчетные и другие данные карточки, а также мобильные родителей написаны везде, а схемы у мошенников продуманы до мелочей.


– Мамы с больными детьми сутками находятся в больницах, – рассказывает Анна Крыгина. – Им некогда заниматься другими вещами. Была женщина из Кременчугского района, у которой ребенок болел острым лейкозом. С ее карточки сняли 1,5 тысячи гривен, но она заявление в милицию не писала – не до этого.

 

Тех, кто проходит мимо, больше


Акция «Сердце к сердцу» проходит в Кременчуге уже много лет – это одно из самых известных благотворительных мероприятий.


– Наиболее активны люди 40-50 лет, – говорит организатор акции Светлана Пищита. – Если брать молодежь, то это учащиеся 1-4 классов. Но тех, кто жертвует – меньше, чем тех, кто проходит мимо. Люди часто просто отказываются. Думаю, это потому, что волонтерское движение в нашем городе только набирает обороты. У нас люди отзывчивые, но хотелось бы, чтобы было больше небезразличной, активной молодежи.


– В других городах люди отзывчивее, – считает волонтер Марина. – И волонтерское движение развито лучше, и люди как-то добрее.

 

Злое помнят больше, чем хорошее

 

Мы опросили десяток людей, попросив вспомнить случаи, когда им помогали чужие люди, или, наоборот, отказывали в поддержке. Почему-то большинство «добрых» воспоминаний было связано с другими городами, а негативных – с Кременчугом.


– Помню, в Ялте в горах повредила ногу, меня оперировали, – рассказывает Раиса. – Люди, увидев, что я без денег, знакомых нет, пытались помочь как могли. Доктор, увидев меня ночью в приемном отделении, предложил подвезти на своих «Жигулях», куда я скажу. Другой – когда я попросилась на перевязку, хотя не было приема, – принял, и денег я заплатила по-минимуму. Женщина, от которой я уже съехала, приняла меня на ночлег, хотя все места были заняты другими постояльцами, денег не взяла. Здесь же все наоборот: в нашей больнице лежал парень-дальнобойщик, ему в дороге стало плохо, пришлось оперировать. Один, в чужом городе, так с него за услуги взяли больше, чем с моего друга – кременчужанина, который лежал с ним в одной палате. А меня наш доктор, когда я приехала с травмой, мало того, что лечил спустя рукава, так еще и вел себя по-хамски.


– На всю жизнь запомнила пример «доброты», – говорит Виктория. – Моя мать была тяжело больна – рак, доживала последние дни. От боли или стонала, или отключалась. Мне нужно было выписать разрешение у онколога, чтобы ей кололи наркотики. Причем срочно – был конец дня, а еще нужно было успеть в поликлинику, чтобы все оформить. Передо мной в очереди стояло 4 человека. Я подходила к каждому и просила пропустить. Объясняла ситуацию, мол, умирающий может остаться без обезболивающего. Две женщины отказали сразу – сказали, что спешат. Еще одна пожилая пенсионерка участливо обо всем расспросила, вытянула из меня всякие ужасные подробности, и… тоже отказала – у нее дедушка дома один…


– Нельзя грести всех «под одну гребенку», – уверен Артем. – Например, среди маршрутчиков есть те, кто детей и пенсионеров без денег подвозит, отказываются даже, когда те предлагают заплатить. А однажды знакомая девочка забыла рюкзак в маршрутке, так водитель сошел с рейса, заехал в школу и отдал вещи ребенку.


– А я как-то ехала и попросился льготник, – делится Лариса. – Водитель его взял, но всю дорогу унижал и оскорблял. Сколько ехали, столько и ворчал, мол, работает на этих дармоедов. Я не выдержала и вышла.


– Да у нас даже абрикосы нельзя собирать, которые под ногами валяются! В детстве пробовал, так бабки так орали, – говорит Владислав. – Люди за проезд в маршрутке отказываются передавать. Дорогу не всегда подскажут – заняты очень.


– В троллейбусе бабушка заставляла молодого парня уступить ей место, – рассказывает Валерий. – Долго не унималась, мораль читала. У того аж слезы на глазах выступили. А когда встал, все увидели, что у него одна нога короче другой сантиметров на 5-10. На следующей остановке парень не выдержал – вышел.


– А мы с друзьями ходили кровь сдавать для девочки, которую не знали, – делится Сергей. – О ней нам товарищ рассказал, она живет с ним в одном доме – был несчастный случай, потеряла много крови. А еще знаю, что на Раковке есть преподаватель, который вместе с детьми 14-16 лет, которые ходят к нему в кружок, помогает старым людям – кому огород вскопать, кому забор починить или по хозяйству помочь. Люди у нас, как и везде &‐ есть добрые, а есть равнодушные. 

 

Кременчугский Телеграф , №15 від 11 квітня, 2013 р

0
Автор: nikolaeva
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Читайте также:



Вверх