За морем житьё не худо

19.10.2006, 21:10 Просмотров: 1 114
Докладываем. Второй по счету десант «Телеграфа» успешно высадился на землю Соединенных Штатов, разведал там обстановку и быстренько вернулся на Родину, чтобы рассказать своим читателям, как же американцам там на самом деле живется..

Мы – вторая партия из трех сотрудников «Телеграфа», которая отправилась в Америку по программе обмена с редакциями американских газет. Шанс отправиться туда мы завоевали в упорной борьбе с 28 региональными украинскими газетами, а финансировала нашу поездку международная организация IREX. Наш парнер по обмену – региональная газета ‘Lexington Chronicle’ из штата Южная Каролина. Поэтому все наши суждения о том, что мы там видели и теперь рассказываем вам, относятся только к южанам. В других регионах страны все может быть совсем по-другому – Америка огромна, многонациональна, а потому разношерстна. Так что о наших самых ярких впечатлениях читайте здесь.

Мэр на полставки

«Мы, американские мэры, люди честные. И с народом дружить не брезгуем» :)

Мэры, в большинстве малых городов США, успевают не только руководить городом, получая мизерные полставки зарплаты, но и иметь свой бизнес. Кроме того, у них нет служебных машин и огромного аппарата мэрии, а номера своих мобильных телефонов они печатают прямо на визитках.

Наш первый визит в Ленгсингтоне был в мэрию – мы хотели познакомиться с хозяином города, его нынешним мэром.
Признаться, мы рассчитывали, что встретим в мэрии толпу клерков и посетителей. Однако самое первое, что бросилось нам в глаза, – это практически пустое огромное здание. Тоесть в нем, как в Кременчуге, не толпятся депутаты, не носятся сотрудники аппарата горсовета с пачками документов, в холе не сидят жители города, которые ожидают, когда подойдет их очередь попасть на прием к тому или иному чиновнику. «Интересно, –  подумали мы, – это значит, что здесь все настолько хорошо, что даже жаловаться никто не приходит? Или их чиновники, как и наши, практически недосягаемы для простых смертных?»
С первых минут разговора с мэром Рэнди Халфэкром мы вообще были ошарашены его открытостью. Оказывается, что лексингтонские граждане могут написать своему меру электронное письмо или даже позвонить ему на мобильный. И мэр, если не может ответить на звонок по какой-либо причине, обязательно перезвонит попозже! Для нашей реальности это вообще вещи из области фантастики. У нас для того, чтобы подать жалобу мэру, люди должны обращаться в специальный отдел, который эти жалобы сортирует, а потом распределяет по отделам исполкома для написания ответа.
Во второй раз на протяжении беседы с мэром нам пришлось удивленно переглянуться друг с другом, когда мы услышали, что мер Лексингтона работает на своей должности на полставки. И что уже мы вообще могли представить себе с трудом, у него еще есть свой бизнес. Для Украины это вообще неслыханное дело. Во-первых, у нас даже законодательство требует отказаться от своего бизнеса, если уж собрался идти в мэры. А во-вторых, народ просто не доверяет тем политическим деятелям, у кого есть свое дело. «А, понятно, для чего такой-то в мэры идет, – сказали бы в таком случае наши сограждане. – Он хочет получить власть, для того чтобы лоббировать свои интересы». Когда мы спросили мэра Рэнди Халфэкра о том, а не подозревают ли его самого избиратели в подобных махинациях, он сказал, что и в Америке это важный момент деятельности чиновника. Здесь тоже внимательно следят за тем, чтобы чиновники не пользовались свои служебным положением в личных целях.
Тогда нам стало интересно, для чего люди стремятся заняться пост мэра, если это отбирает столько сил и времени и не приносит серьезного дохода? Наш американский друг, издатель ‘Lexington Chronicle’ Джерри Белуни говорит, что нынешний мэр занимает свой пост не ради денег и не ради личной выгоды, а просто потому, что такова его личная гражданская позиция – приносить пользу своему народу. По его словам, мэр получает около 10 тыс. долл. в год зарплаты, тогда как продавец в магазине или сантехник, – 30 тыс. долл.
Мы также выяснили, что деятельность горсовета Лексингтона куда прозрачнее, чем у нас. Например, там жители города могут свободно присутствовать на заседаниях совета и высказывать свое мнение по поводу решений, которые принимаются. И самое главное – ни одно резонансное решение не может быть принято без общественных слушаний.
Интересен и тот факт, что когда рассматриваются какие-либо вопросы, которые затрагивают интересы того или иного члена горсовета, последний просто не принимает участия в обсуждении и принятии решений – он самоустраняется! Следует отметить, что жители Лексингтона также могут смотреть заседания горсовета в прямом эфире по телевиденью.
Вместе с тем, мэру Лексингтона намного проще, чем мэру Кременчуга Николаю Глухову, т.к. системы самоуправления обеих городов разнятся из-за численности их населения. Эти различия принципиальны. Население Кременчуга – 230 тысяч человек. При этом в Кременчуге есть мэр, его шесть заместителей, около 200 сотрудников аппарата и 60 депутатов (и это еще речь не идет о районных советах, которых у нас в городе два). А в Лексингтоне, где население составляет всего 10 тыс. человек, со всеми делами справляется один мэр и семь членов горсовета. Им помогает несколько клерков. Кроме того, у мэра Лексингтона нет служебной машины, водителя, охраны и прочих привилегий. Он свободно общается с горожанами на вечеринках, которые последние регулярно устраивают. При этом мэр ходит на «пати» вполне демократичной одежде – в шортах и рубахе.

Неизвестно, как американцы в целом, но южане – настоящие тусовщики. Они сбиваются в стаи повсюду и в любое время суток, еле продрав глаза, завтракают в семь утра с партнерами по бизнес-клубу, выходят на ланч с коллегами, ужинают с семьей, занимаются спортом с друзьями, ходят на вечеринки «всей деревней». Кучкуются, кучкуются, кучкуются… И при этом везде делают бизнес, даже когда отдыхают. С тем познакомился, тому представился, от соседа слева услышал о каком-то чудном месте с отменным сервисом, соседу справа порекомендовал воспользоваться услугами своего давнего партнера, этому лучезарно улыбнулся и сунул свою визиточку, и т.д., и т.п., и нет этому конца. Между прочим, вот этим и отличается наша система образования от американской. Наша нацелена на эрудицию. Мечта украинского педагога – это школьник-ходячая энциклопедия. А американские дети не утруждают себя запоминанием всевозможных дат и фактов – их не заставляют их зубрить. Их учат, где раздобыть информацию, как ее проанализировать и как правильно употребить. Больше контактов – больше информации. Вот они тем всю жизнь и занимаются, что обрастают контактами.

Экскурсия в зону

Поделки заключенных

После посещения мэрии нас повезли  в офис шерифа графства Лексингтон.  Одним из пунктов программы нашего пребывания там было посещение местной тюрьмы. Мы активно по этому поводу перешучивались, мол, главное там не заблудиться и не остаться насовсем. Но когда мы прослушали предварительный инструктаж, стало жутковато и энтузиазма у нас поубавилось – и это мы еще не ходили коридорами зоны!  Больше всего испугались девушки. Они были напуганы рассказами о том, как заключенные могут на них отреагировать. Мол, появление женщин в изголодавшемся мужском «коллективе» зоны может вызвать слишком много впечатлений. «Они лишены общения с внешним миром, а особенно с противоположным полом. Поэтому мы не можем контролировать аудиовизуальные проявления со стороны заключённых. Они могут что-то выкрикивать или мастурбировать. Вам на это не стоит реагировать», – спокойно сказал начальник тюрьмы майор Джеймс И. Харрис.

Тесно, как во рту – это про тюрьму Лексингтона
В тюрьме Лексингтона нет ни одной свободной камеры. С без малого тысячей заключенных справляются около ста полицейских. Каждый зек обходится бюджету штата в 35-43 долларов в день. При этом, в отличие от украинских зеков, американские заключенные не отрабатывают эти деньги. В Украине, как известно, при тюрьмах работают мини-заводы, которые производят все: от всяких стройматериалов до кованых решеток или  готовой одежды. Вместе с тем, если сравнить условия проживания заключенных в американской тюрьме и в тюрьмах Украины, то это словно рай и ад. В Украине заключенные могут только мечтать о том, чтобы смотреть в камерах телевизор, играть друг с другом в шахматы или карты, звонить по телефону, и, главное, – круглосуточно общаться. В одиночках сидят только особо провинившиеся, все остальные «живут» в так называемых общежитиях – огромных комнатах, разделенных невысокими перегородками. На все общежитие установлен один большой телевизор. Вместе с заключенными в этой комнате постоянно находится страж порядка. Кроме того, вся деятельность заключенных фиксируется на видеопленку. Наверное, благодаря такому пристальному вниманию, время от времени надзиратели изымают у них поделки. Как рассказал нам начальник тюрьмы, заключенные разжевывают туалетную бумагу, лепят из нее фигурки, а потом раскрашивают их с помощью конфеток М&M’s.
Да, что касается еды, то в день нашего посещения заключенным давали спагетти, овощи, яблочный сироп, белый хлеб и лимонад. Мяса не подавали, однако повара сказали, что курица была в меню за день до нашего посещения. «Если заключенный хочет съесть шоколадку или выпить сока, то он может купить их  в спецкиоске за свои сбережения. Их ему перечисляет семья или государство. За свои деньги он также может полечиться у врача, –  рассказывает майор Джеймс И. Харрис. –  Правда, экстренная помощь в тюрьме оказывается бесплатно, но, например, стоматолог принимает за деньги. Если на счету у заключенного их нет, то помощь ему все равно окажут. Но как только на его счет поступают деньги, мы сразу высчитываем  из них долг».
     
Посещение тюрьмы – хорошая профилактика правонарушений    
Когда находишься в тюрьме, общаешься с заключенными и охранниками, то особой психологической нагрузки не чувствуешь (хотя у наших впечатлительных девушек другое мнение по этому поводу). Но недаром тюрьму называют местом лишения свободы. Как только выходишь на улицу за пределы зоны и снова видишь небо и солнце,  по-настоящему начинаешь понимать, что такое свобода...
Руководство тюрьмы регулярно проводит экскурсии по зоне. Туда специально водят школьников-подростков, и, по-нашему, в этом есть определенный смысл. После всего увиденного у большинства детей отпадет всякое желание преступать закон.

Танки в городе!

Ма-а-аленький репортер «Телеграфа» на фоне большо-о-ой американской машины

Машины на улицах Лексингтона – это нечто. Сказать, что они большие, значит, ничего не сказать. Они огромные! Эдакие танки на колесах с вместительными кузовами. Казалось бы – зачем им такие машины? Ведь ферм там давно нет, одни символические названия остались, там «Ферма «Дубы», например. Ну, делаем еще скидку на то, что раз в месяц приличная домохазяйка отправляется за покупками в огромный супермаркет (наши «огромные» супермаркеты тут отдыхают) и затаривает этот самый кузов доверху. А в остальном, эти бронитранспортеры служат для, так сказать, красоты. Видимо, это такая провинциальная мода. Чем ближе к городам, – а за время нашего пребывания мы успели посетить соседние Айкен, Чарльстон и столицу штата Южная Каролина Коламбию – тем изящнее и роскошнее становятся машины. Такие автомобили-куколки по дорогам бегают – закачаешься…
Но больше всего поражает даже не размер машин, а их количество в небольшом, по нашим меркам, Лексингтоне. В городке с населением десять тысяч человек машин, наверное, нет только у школьников младших классов. Дорогу перейти невозможно – несется сплошной поток «танков», аж в глазах рябит. Кстати, сами жители Лексингтона давно не помнят, что это такое – пройтись пешочком на своих двух до ближайшего магазинчика. «Из двух одно, – думают местные, завидев пешехода. – или у него что-то случилось с машиной, или он чужак». О тротуарах вообще разговор особый – их в Лексингтоне практически нет. Как рассказали нам наши друзья-американцы, все объясняется довольно просто. После второй мировой войны правительство США проводило приблизительно такую политику: «В каждую семью по машине!». Политика в Лексингтоне прижилась так, что не просто у каждой семьи, а у каждого члена семьи теперь есть по машине. Наверное, по этой же самой причине за все время нашего пребывания в городке мы так и не встретили ни одного такси. Наш друг Джерри Беллуни, владелец и главный редактор газеты ‘Lexington Chronicle’, говорит, что машины для американцев уже давно не роскошь – кредиты, скидки и все такое. «А главное – у вас галлон бензина стоит пять долларов, – возмущается он. – У нас – чуть больше двух долларов. Может, если бы наши цены на бензин были такими же, как и у вас, то и мы бы начали ходить пешком!»

Гуртом і батька легше бити

Как можно этому Киллеру в американском флаге денег не дать?

Что в американцах поражает даже больше, чем их привычка кучковаться, так это то, что у них принято сбрасываться буквально на все: на приюты для бездомных животных, на новый парк в городе, на лекарства для больных тем-то и тем-то. Когда мы были в Лексингтоне, в соседней Коламбии как раз проводилась подобная акция – «Полицейские на крыше». Несколько полицейских забрались на крышу пекарни, где пекут пончики, и разбили там своего рода лагерь. Таким образом они собирались привлечь внимание и, само собой разумеется, немного денег к проведению местных параолимпийских игр. А вот еще одна история про милую собачку нашего друга Джерри по имени Киллер. Так вот эта самая Киллер – знатная фотомодель. Она постоянно светится на страничках ‘Lexington Chronicle’ с жалостливым выражением мордочки и «просит» денежку на благотворительность. И американские граждане радостно свои денежки отдают. А все потому, что сознательные и переживают за общество, в котором они живут.

Инвалиды – полноценная часть общества

Как только мы сделали первые шаги по американской земле, а это случилось еще в аэропорту, мы подумали: «Ну надо же, сколько же у них должно быть инвалидов!». В Америке для людей особенными потребностями буквально все – туалеты, места для парковки, эскалаторы, коляски, повсюду надписи шрифтом Брайля для слепых и светофоры для глухих. А потом оказалось, что в принципе, инвалидов у них столько же, сколько у нас. Просто наши забиваются в углы, прячутся по домам и очень редко показываются наружу – трудно жить в мире, в котором и места-то для тебя нет. У нас для того, чтобы въехать на пандус, нужно быть альпинистом! А там инвалиды – часть общества. Они работают наряду со всеми, и это при том, что работодателей никто не обязывает брать в штат инвалидов, они тусуются на всех мероприятиях и не чувствуют себя ущемленными ни капельки.

Задание максимум – пробраться через границу

В Лексингтоне просто поражает количество выходцев из Латинской Америки, так называемых латиносов. Испаноговорящие люди повсюду – в очередях дешевых супермаркетов, в обслуге отелей и прачечных, на заправках. Они работают в тех отраслях, которые сами американцы считают непрестижными. Нам объяснили, что это не только проблема Южной Каролины, а всей Америки в целом – туда толпами прут нелегалы из Латинской Америки. Такое ощущение, что вся Мексика уже давно перебралась в Америку. Все дошло уже вплоть до того, что многие надписи и вывески делаются на двух языках – английском и испанском – настолько велико их количество нелегалов. 
Самое интересное, как нам объяснил Джерри, что если ты хочешь легально переехать на постоянное место жительства в США, то сделать это практически невозможно. За то если ты нелегал, то вероятность того, что ты останешься в Америке жить – 90 процентов. Десять процентов оставляем на то, что рано или поздно тебя депортируют. Но, как говорит Джерри, для нелегалов это не проблема. Они по второму и третьему разу отваливают сумасшедшие суммы за то, чтобы их перевезли через границу и таки добиваются своего! Их укрывают родственники, они работают в обслуге, а потом рожают в Америке маленьких американских граждан и – несколько лет – и вот ты уже американец. Wellcome:(((( как говорится.

Американские дюймовочки

Как говорится, до и после...

Американские школьницы старших классов и вправду в большинстве своем стройные и симпатичные, как показывают в голливудских молодежных комедиях. В фильмах все конечно очень утрированно, но тем не менее. Девочки следят за собой, красятся, одеваются красиво, в общем, как все особи женского пола в мире. Юноши тоже от них не отстают – все такие модные и спортивные. Хотя крупногабаритные девицы и парни тоже попадаются довольно часто – ожирение давно уже пробралось в американские школы. А потом смотришь на людей постарше – и куда же подевались эти совсем еще недавно стройные молодые люди? Между прочим, в этом мы мало чем отличаемся от американцев. Все зависит от характера и социального положения в обществе – чем выше статус, тем больше человек уделяет своему здоровому образу жизни. Хотя они, чего уж скрывать, в плане ожирения – впереди планеты всей. Это не значит, что все они невообразимо толстые. Нет, нам как-то больше попадались люди «нормальных» габаритов. Но так много тучных людей, как у них, в Украине не встретишь. Мы вот пару раз сходили в лексингтонские ресторанчики и задумались: а может все дело в порциях? Они же огромные! Нормальный человек съесть столько не в силах. Вот они и растягивают себе желудки, а потом маются лишними килограммами. И все такое углеводное, сытное. Как тут не поправиться! Хотя с другой строны, не хочешь – не ешь. Никто не заставляет. У американцев забрать домой из ресторана то, что не доел, обычное дело. И никто на тебя косо не посмотрит. Одним выстрелом двух зайцев убиваешь: и талию бережешь, и денежку экономишь. Так что фигура – не проблема. Было бы желание.

Олег Булашев, Дмитрий Бабец и Юлия Артеменко-Капуста из Лексингтона, штат Южная Каролина, США, специально для «Телеграфа»

Дорогие читатели! Почитать об Америке – оно, конечно, хорошо. Но еще лучше – посмотреть. Особенно, если речь идет о фотографиях Дмитрия Бабца. В следуещем номеры газеты «ТелеграфЪ» специально для вас – четыре дополнительных страницы с шедеврами нашего фотографа. На это раз в объектив Бабца попали Американцы!



 
0
Автор: editor
Теги:
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, ВОЙДИТЕ или ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ.
Ознакомьтесь с правилами комментирования.


Вверх